Вал. А. Луков: Высшее гуманитарное образование и развитие человека

Высшее гуманитарное образование и развитие человека

"Прислано по итогам интернет-конференции 10 сентября 2010 г.

 

Вал. А. Луков

 

Начало нового тысячелетия человечество встречает в условиях такого научно-технического и технологического прогресса, который простирается далеко за пределы самых дерзких мечтаний прошлых эпох. Скорость, с какой происходят перемены, нередко кардинальные, в вещном мире людей, в обустройстве и переустройстве их быта и особенно коммуникационных возможностей, сопоставима уже не с жизнью поколения, а с фазами жизни индивида. Причем такие изменения захватывают не локальные территории, а весь мир. Например, потребовалось всего 10 лет для того, чтобы компакт диск (CD) вытеснил другие форматы записи и воспроизведения звука, но спустя 20 лет после своего изобретения он уже на грани вытеснения более удобным для практических нужд форматом MP3. Это, конечно, частность, но затрагивающая сотни миллионов людей в самом близком для них круге жизнедеятельности - в сфере повседневности.

Применительно к сфере высшего образования такие скоростные изменения уже осознаны как противоречие между консерватизмом института образования в целом,  его образовательных программ в частности и динамизмом смены корпуса знаний, необходимых специалисту высокой квалификации. Базовые знания в ряде специальностей меняются быстрее, чем студент успевает получить образование в вузе. Однако новый век ставит проблему высшего образования шире и фундаментальнее, чем синхронизация скорости обновления образовательных вузовских программ со скоростью обновления специального знания. Новые вызовы бросает вузу и высшему образованию уже переходящая в стадию реализации возможность изменения природных свойств человека.

Технологии «улучшения» человеческой природы - это, пожалуй, самый дерзкий вызов человеку, брошенный им самим. Теоретически, а можно сказать - идеологически эти технологии обосновываются в рамках трансгуманизма, сторонники которого утверждают: «Следующие 50 лет искусственный интеллект, нанотехнологии, генетическая инженерия и когнитология позволят людям забыть об ограниченности человеческого тела. Средняя продолжительность жизни приблизится к столетию. Возможности наших органов чувств и познавательной деятельности будут увеличены. Мы будем обладать более развитыми способностями контроля над нашими чувствами и памятью. Наши тела и мозг будут окружены и поглощены компьютерной энергией. Мы будем использовать эти технологии для воспроизведения себя и себе подобных, что расширит границы возможностей человека»[1].

Трансгуманизм не только чисто ментальное явление. Действует, вчастности, Институт этики и новых технологий (IEET)[2], в 2002 году принята Трансгуманистическая декларация (The Transhumanist Declaration). Трансгуманизм, по определению его сторонников, представляет собой радикально новый подход к размышлениям о будущем, основанный на предположении, что человеческий вид не является концом нашей эволюции, но скорее, ее началом. «Мы строго определим это понятие как: (1) Изучение результатов, перспектив и потенциальных опасностей использования науки, технологий, творчества и других способов преодоления фундаментальных пределов человеческих возможностей. (2) Рациональное и культурное движение, утверждающее возможность и желательность фундаментальных изменений в положении человека с помощью достижений разума, особенно с использованием технологий, чтобы ликвидировать старение и значительно усилить умственные, физические и психологические возможности человека. Трансгуманизм можно описать как продолжение гуманизма, от которого он частично и происходит. Гуманисты верят, суть людей в том, что лишь отдельные личности имеют значение. Мы можем не быть идеальными, но мы можем улучшить положение вещей и содействовать рациональному мышлению, свободе, терпимости и демократии. Трансгуманисты согласны с этим, но они также придают особую важность тому, кем мы потенциально можем стать. Мы не только можем использовать разумные способы улучшения положения человека и окружающего мира; мы также можем использовать их, чтобы улучшить себя, человеческий организм. И доступные нам методы не ограничены теми, которые обычно предлагает гуманизм, такими как образование. Мы можем использовать технологические способы, которые в итоге позволят нам выйти за пределы того, что большинство считает человеческим»[3].

На этой основе строится новая концепция эволюции человека. Переходным типом объявляется трансчеловек, впервые детально описанный пионером радикального футуризма FM-2030 (Fereidoun M. Esfandiary). Он называет такие признаки трансчеловечности, как улучшение тела имплантантами, бесполость, искусственное размножение и распределенная индивидуальность. По определению из «Словаря трансгуманистической терминологии», трансчеловек - это некто, активно готовящийся стать постчеловеком. Постчеловек (posthuman) - это потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком. Идеал постчеловека выглядит, в описании трансгуманистов так: «В качестве постчеловека вы будете обладать умственными и физическими возможностями, далеко превосходящими возможности любого немодифицированного человека. Вы будете умнее, чем любой человек-гений, и будете обладать намного более совершенной памятью. Ваше тело не будет подвержено заболеваниям и оно не будет разрушаться с возрастом, что обеспечит вам неограниченную молодость и энергию. Вы сможете получить гораздо большие способности испытывать эмоции, удовольствие и любовь или восхищаться красотой. Вам не придется испытывать усталость или скуку и раздражаться по мелочам». В итоге «постлюди могут оказаться полностью искусственными созданиями (основанными на искусственном интеллекте) или результатом большого числа изменений и улучшений биологии человека или трансчеловека. Некоторые постлюди могут даже найти для себя полезным отказаться от собственного тела и жить в качестве информационных структур в гигантских сверхбыстрых компьютерных сетях. Иногда говорят, что мы, люди, не способны представить себе, что значит быть постчеловеком. Их дела и стремления могут оказаться так же недоступны нашему пониманию, как обезьяне не понять сложности человеческой жизни»[4].

Идеи трансгуманизма лишь по видимости утопичны, их реализация в той или иной степени началась, и в этом немалые надежды возлагаются на систему образования, построенного на иных основаниях, нежели это предопределено государственными образовательными стандартами и обычной практикой образовательных учреждений. Хотя это зона экспериментов, которые не предназначены для массового воспроизводства и направлены на закрепление социальных барьеров между элитой и остальными людьми, она рано или поздно проявит себя и в более широких контекстах.

Этот фактор важно принять во внимание в общественном дискурсе о содержании и смысле высшего образования как сегодня, так и в будущем. Из скорости смены базовой информации и технологий следует, что проблема изменения природы человека станет существенной в масштабах всего человечества уже через 20-25 лет. Как на этом фоне должно меняться высшее образование, особенно в гуманитарной сфере, где, с одной стороны, новые возможности человека особенно значимы, а, с другой, образовательные программы наиболее консервативны и наиболее последовательно выражают функцию культуры как поддержание образца (по Т. Парсонсу)?

Вполне вероятно, что при таких изменениях гуманитарное высшее образование все в большей мере станет строиться как ценностно-ориентированное. Тезаурусные различия в «картинах мира» потеснят институциональное стремление высшей школы к универсализации «культурного человека», которая сегодня осуществляется преимущественно путем замещения локальной культурной идентичности студентов идентичностью, основанной на универсальности специального знания. Наиболее существенно то, что роль субъектности обучаемого (студента, аспиранта и т. д.) в образовательной деятельности будет возрастать. Здесь уместна аналогия с проведенным Д. Чалмерсом разделением проблем сознания на «простые» и «сложные»: первые исследуются по принятым в науке путям «от третьего лица», т. е. как существующие вне субъекта, вторые - непосредственно обусловлены субъективным опытом и потому представляются «от первого лица»[5]. Гуманитарное знание в формах высшего образования в большой степени субъективизируется и сегодня, но пока это скорее нежелательное качество преподавания, которое изживается путем стандартизации образовательных программ. Высшая школа недалекого будущего ощутит субъектность студента как существенное свойство получаемого образования. Это станет тем более важно, что информационная среда и средства коммуникации претерпят новые кардинальные изменения. Фактически уже начинается перевод из проектной формы в производственную стадию персонального телевидения. Освоение пользователем новых возможностей общества, ориентированного на знание, - в данном случае возможности отбирать телепрограммы и фрагменты программ с большого числа каналов, выстраивая индивидуальный телемир, поддержанный электронными системами ориентации, конструирования интересов, комментирования изображений и т. д.[6], не может не привести к расширению горизонтов гуманитарного знания, а следовательно, и ожиданий от вузовских образовательных программ и способов их передачи в институциональной системе «учитель-ученик». В итоге гуманитарное высшее образование станет если не индивидуальным, то по крайней мере предопределенным выборами социокультурной группы с близкими тезаурусами и независимым от пространственных и временных дистанций.

Тогда вновь на передний план выйдет вопрос о воспроизводстве социальной солидарности и культурной идентичности людей, что во многом сегодня обеспечивается единством гуманитарного высшего образования. Такие маятниковые колебания приоритетов в сфере высшего гуманитарного образования неизбежны, и осмысление их как фактора развития образовательной системы все более актуально по мере приближения к обществу, где регулирующая роль ценностей и норм подвергнется новым испытаниям, предрекаемым трансгуманизмом.


 


 

[1]Общие вопросы о трансгуманизме // http://www.eternalmind.ru/content/view/67/57/

[2] См.: Why Can't We All Be Better Than Well? // http://www.ieet.org/index.phb/IEET/mission.

[3] Общие вопросы о трансгуманизме. Цит. соч.

[4] Общие вопросы о трансгуманизме. Цит. соч.

[5] См.: Chalmers D. Facing up to the problems of consciousness // Journal of consciousness studies. Lnd., 1995. Vol. 3. P. 200-219.

[6] См. о характеристиках персонального телевидения: http://www.rikor.com