Б.Ф.Усманов: О разработке индивидуального индекса социального развития для студенческой молодежи

 

Б. Ф. Усманов,

профессор Московского гуманитарного университета,

доктор социологических наук

Приоритетные национальные проекты развития, на наш взгляд, не достигнут целей, если потенциальные их участники не будут им соответствовать своими внутренними убеждениями, устремлениями, личными качествами. Качество жизни страны - это и производное совокупных личных качеств молодых россиян.

Личные качества человека включают физическое и нравственное здоровье, знания и способности, навыки и умения, психологию творца и многое другое. И вопрос в том, когда мы примеряем к будущему специалисту или нынешнему работнику те или иные характеристики, в какую сторону повернется завтра развитие личности, какие интересы в человеке станут преобладать. Причем здесь важны именно те критерии и соответствующие им механизмы, которые были бы опорой и для самой развивающейся личности.

Идея, о которой пойдет речь, родилась несколько лет назад на одном из семинарских занятий по курсу «Социальные инновации», когда возник вопрос о возможности управлять индивидуальным развитием молодого человека.

По мнению известного отечественного социолога Т. И. Заславской, конец ХХ века ознаменовался резким изменением системы ценностей, целевых ориентиров и критериев общественного прогресса. На ведущее место вышли факторы, связанные с условиями жизнедеятельности человека, качеством его жизни. В настоящее время человеческий потенциал признается главной составляющей национального богатства и основной движущей силой экономического роста[1].

При таком подходе доход или прибыль как самодовлеющий смысл экономической модели развития отходят на второй план, а в качестве смыслообразующей ценности выступает расширение вариантов выбора человеком способов своего существования. Человек перестает быть только фактором производства, носителем социально-экономических и политических перемен, а рассматривается принципиально иначе - как важнейшая социальная цель.

В мировой практике качество жизни оценивается не только экономическими показателями. Такой подход вызвал стремление спроецировать прежние отвлеченные измерения социально-экономического состояния общества сначала на среднестатистического гражданина, а затем и на отдельно взятого индивида. Эта логика в свою очередь подтолкнула как к осмыслению имеющегося материала, так и к поиску реальных форм контроля и управления индивидуальным развитием человека.

Не случайно ООН ввела в практику ежегодные доклады о развитии человеческого потенциала. В международном лексиконе появился новый интегральный показатель - индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), который отражал суммарный уровень социального развития населения каждой страны. В нем проявились необходимость комплексно отразить человеческое развитие, отказ от подхода к человеку исключительно как к экономическому ресурсу, фактору производства. Методология расчета ИРЧП оказалась достаточно универсальной для любого региона мира[2].

В числе учитываемых показателей этого индекса - ожидаемая продолжительность жизни, уровень образования, индекс уровня жизни. Вместе они олицетворяют три главных качества - здоровую и полноценную жизнь, базовые знания, достойные условия жизнедеятельности. Как известно, традиционные концепции экономического роста строились на величине валового национального продукта, а концепция же развития человеческого потенциала исходит из ориентации на повышение качества жизни человека, расширение его возможностей во всех областях.

Согласно расчетам, максимально возможное значение ИРЧП - 1 (единицу) может получить страна, в которой средняя продолжительность жизни равна 85 годам, валовой внутренний продукт на душу населения составляет 40 тысяч долларов США. Это государство, где 100% взрослого населения являются грамотными, а все, кто достиг соответствующего возраста, посещают начальную и среднюю школу, учатся в высшем или среднем специальном учебном заведении.

Ближе всех к этим показателям находилась в 2005 г. Норвегия, ее ИРЧП составлял 0,944. Самый низкий индекс - у Сьерра-Леоне, имевшей 0,275.

Сторонники новой концепции[3] отмечают, что в теоретическом плане развитие человеческого потенциала характеризуется двумя аспектами. Один из них - формирование самого потенциала, повышение уровня знаний, приобретение новых навыков, улучшение здоровья и т. д., второй - использование накопленного потенциала в производственных целях, для участия в политической и других видах деятельности, для отдыха, активного досуга.

При такой философской основе доход как цель и смысл экономической модели развития оказывается на втором плане. Человек перестает восприниматься как только фактор производства, носитель социально-экономических и политических перемен, а рассматривается уже шире - как цель социального прогресса.

Принципиальный момент: концепция развития человеческого потенциала сводит воедино как сферу производства и распределения товаров, так и область использования потенциала человека. На этом фоне появление ИРЧП как социального интегрального показателя приобретает все более расширяющийся смысл.

Во-первых, его особенность в том, что упрощается восприятие чрезвычайно сложных общественных процессов. Достигается это за счет сведений, сравнительные характеристики которых одинаковы для объектов и субъектов анализа.

Во-вторых, возникает потребность в совершенствовании методики учета качественных характеристик человеческого потенциала.

В-третьих, нельзя абсолютизировать интегральный смысл индекса. Его основным назначением в любом случае остается задача показать, в каком направлении осуществляется развитие и насколько далеко ушла та или иная страна с точки зрения накопления и использования человеческого потенциала.

В-четвертых, впервые возникает, на мой взгляд, совершенно невозможный ранее цивилизационный стандарт: можно относительно наглядно и в приближении к реальности сравнивать базовые (стартовые) условия жизни человека в той или иной стране, планировать его индивидуальное социальное развитие в соответствии с индексом расчетного человеческого потенциала на территории проживания.

Предложения, подготовленные при непосредственном участии ООН, коснулись и России. В рейтинге российских регионов за 2005 г. отражена показательная картина социального развития территорий нашей федерации. Первую строчку закономерно занимает Москва, на втором месте - нефтегазовая Тюменская область, на третьем - Республика Татарстан.

Рассмотрение отдельных составляющих ИРЧП показывает, что самый высокий душевой валовой региональный продукт был в Тюменской области - более 25 100 долларов в год. В мире всего 12 стран, имеющих более высокий результат. Так, аналогичный показатель Японии равнялся 25 130 долларам, Германии - 25 350. По этому показателю наша страна оказалась в списке на 62 месте.

Россия переходит сегодня к формированию реальной стратегии своего развития, в первую очередь через поиск стратегических ресурсов, через развитие человеческих ресурсов. Во многих регионах в ее основу положили идею воспроизводства и развития человеческого потенциала. Эта идея нашла отражение в ряде региональных программ улучшения качества жизни населения, например, в Белгородской области[4].

С одной стороны, развитие социально-экономических процессов ускоряется, потенциал государства наращивается быстрее, и, следовательно, у молодежи появляется возможность выбирать из большего количества жизненных стратегий, глубже интегрироваться в общественные взаимоотношения, достигать более высокой степени самореализации. Но, с другой стороны, коренные изменения в нашей стране привели к тому, что старые модели таких стратегий перестали работать, а новые далеко не везде успели сформироваться.

Новой тенденцией стало то, что у молодого человека возникли потребность и интерес к отдельным аспектам управления своей жизнью, но так и не появились четко понимаемые механизмы стратегического жизненного целеполагания и целедостижения.

Здесь мы и подходим непосредственно к идее об индивидуальном индексе социального развития молодежи. Ибо становится совершенно ясно: а) человеческий потенциал региона, города, предприятия не связывается с показателями личного развития; б) качество жизни, которое формируется для человека, не соизмеряется с его личными стратегическими интересами; в) экономический рост и параметры социального развития региона, города, предприятия не соотносятся с достижением личных жизненных целей.

Индивидуальный индекс социального развития (ИИСР), по моим представлениям, будет отражать в совокупной величине, как и ИРЧП, интегральные характеристики реализуемой личностью жизненной стратегии и соответствующих ее социальному статусу жизненных целей.

В основе идеологии индивидуального индекса лежит мысль о том, что каждый человек стремится получить в жизни определенные преимущества, обеспечить себе удовлетворение своих потребностей, добиться профессионального успеха, сделать карьеру, наладить личную и семейную жизнь по наиболее возможным для себя стандартам.

При разработке необходимых критериев оценки жизненных планов возникает ряд задач двоякого рода. Во-первых, нужны показатели, позволяющие контролировать уровень качества жизни. Во-вторых, следует четко дифференцировать особенности каждой категории молодежи.

Например, у студентов характер действий по целеполаганию и целедостижению различен, причем меняется он не только в зависимости от возраста, но и с течением времени, сообразно этапам становления человека как специалиста, профессионала и гражданина.

Если в целом индивидуальный индекс социального развития предполагает преломление на уровне личности интегральных показателей качества жизни в стране, то применительно к студенту и его среде можно говорить, что ИИСР - это стартовый индекс. С какими показателями знаний, здоровья, профессиональных умений, способностями и возможностями выбирать и быть выбранным выйдет из вуза или техникума начинающий специалист - таким потенциалом и будет определяться его собственное «я» и участие в совместном труде, творческом поиске, а в конечном счете - качество его жизни.

Принимая для студента ИИСР как стартовый индекс, необходимо реально различать два момента.

Во-первых, четко подразделять, что именно относится к стартовой базе и непосредственно принадлежит самому студенту (в меру его обособленности от семьи, родителей), а чем он только временно пользуется (например, общежитием). Это существенно, ибо любые социальные приращения в будущем следует оценивать по адекватной и сравнимой шкале ценностей.

Во-вторых, следует подразделять две линии индивидуального развития, ибо возникает своего рода дилемма: что оставлять в формируемом индексе социального развития для общего пользования (то есть в соотносимом с официальной статистикой виде), а что предполагать лишь для личного пользования, сохраняя в закрытом варианте (на своеобразном пин-коде). Это принципиальный момент, поскольку без такого компромисса студенту трудно рассчитывать на стратегическое управление своей профессиональной карьерой, интеллектуальным развитием, другими социальными приращениями к личной жизни.

Каждому будущему специалисту, который готов ориентироваться на высокие критерии ИИСР, нужно сформировать комплекс параллельных личных программ открытого и закрытого типа (как минимум это могут быть стратегия индивидуального развития, ориентиры роста качества жизни, план профессиональной карьеры, планы личной и семейной жизни). Необходимо передать «индексируемому» типовые показатели, на которых основан расчет индивидуального индекса социального развития. А составители научных методик разрабатывают шкалу мониторингового отслеживания индивидуального социального развития (у студента и затем специалиста-выпускника).

Мы сформулировали лишь общие подходы к критериям, которыми надо будет руководствоваться при разработке механизмов ИИСР. Но уже сейчас видна деликатность предстоящей работы. Нельзя никому навязывать личные программы социального роста. Можно только контролировать реальные или опосредованные показатели, динамику интегрального качества личной жизни и карьеры, социального благополучия. Тонкая материя ИИСР требует такой же тонкой научной организации.

Важны и общие особенности динамично развивающегося сейчас российского общества, влияющие на смыслосодержание и своеобразие процессов самореализации личности[5], и добровольное принятие самим человеком принципов и программ личного развития.

На наш взгляд, осознание каждым студентом значимости индекса своего социального развития, заинтересованное определение для себя его показателей способствовало бы реальному участию студенческой молодежи в осуществлении, например, приоритетного национального проекта «Здоровье».

В заключение отметим, что молодежь, сознавая программируемые ею цели, осмысленно корректируя собственные возможности и умения, в состоянии менять и наращивать качество не только своей жизни, но и влиять тем самым на тенденции социального развития трудового коллектива, региона, страны.

 

Источник: Образ российской молодежи в современном мире: ее самосознание и социокультурные ориентиры : доклады и материалы Всерос. науч. конференции, Москва, 6-7 декабря 2007 г. [Текст] / отв. ред. Вал. А. Луков. - М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008.



[1] Заславская Т. И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М., 2004. С. 163.

[2] См. напр.: Соболева И. В. Человеческий потенциал и условия на рынках труда // Мы и они. Россия в сравнительной перспективе. М., 2005. С. 157-159; Лига М. Б. Качество жизни как основа социальной безопасности: Монография. М., 2006. С. 192-194.

[3] См.: Жуков В. И. Российский индекс развития человеческого потенциала // Муниципальный мир. 2003. №1. С. 19-20.

[4] Савченко Е. С. Концепция программы улучшения качества жизни населения Белгородской области // Муниципальный мир. 2003. №1. С. 27.

[5] Кебина Н. А. Смыслообразующие основы формирования и самореализации личности / Автореф.дис... док. филос. наук. М., 2004. С. 41.