М. Н. Руткевич, В. К. Левашов: О способе измерения интеллектуального потенциала

 

О способе измерения интеллектуального потенциала

М. Н. Руткевич, В. К. Левашов

 

Предлагаемый ниже индекс развития интеллектуального потенциала, обозначаемый далее IP, должен дать обобщенное количественное выражение определенного ряда показателей, характеризующих интеллектуальное развитие данного общества. Предлагается интегрировать несколько показателей в двух указанных выше взаимосвязанных областях: степени образованности населения, поскольку интеллектуальный потенциал нации определяется культурой широких масс, и состояния науки, поскольку в науке в наибольшей степени концентрируется творческий характер мышления человека, а тем самым интеллектуальный потенциал нации.

В предлагаемом индексе IP (так же как в ИРЧП) фиксируется наличное, сложившееся на определенный момент положение в каждой из избранных областей. Так, к примеру, индекс продолжительности жизни для родившихся в данном году не является по сути прогнозным, ибо исчисляется на основе данных о повозрастной смертности за данный (или минувший) год. Тем не менее, ИРЧП может быть сочтен показателем потенциала и использоваться для прогноза постольку, поскольку проводится сравнение значений данного индекса (и его составляющих) в указанных выше двух плоскостях - в целях международного и внутреннего сравнения. Так, Россия в 90-ые годы ХХ века неумолимо "скользит" вниз в таблицах ИРЧП, составляемых международными организациями, переместившись с 54 на 71 место, в то время как Белорусь сумела подняться в последнее время с 68 на 60 место (4).

Конечно, необходимо учитывать, что применяемый при прогнозах такого рода метод экстраполяции весьма несовершенен, особенно если предполагается, что социально-политические и экономические тенденции и механизмы, действовавшие на протяжении предшествующего периода, будут действовать в том же направлении и с такой же силой на протяжении прогнозируемого периода. Поэтому метод экстраполяции, как правило, применяется для обеспечения вариативности прогноза на основе выдвижения различных предположений о возможных изменениях механизмов действия макросоциальных факторов: развития экономики, системы образования, финансирования научных исследований и их организации, изменения воздействий общества на состояние окружающей среды, роста населения и других. В соответствии с этими предположениями могут быть составлены более или менее широкие "веера" прогнозов, например, максимальный, средний, минимальный и т.д., в зависимости от условий, при которых развитие будет осуществляться по тому или иному варианту прогноза. Так, при прогнозировании годичного коэффициента естественного прироста населения в России на 2025 год демографами ООН были предложены три варианта: "верхний" - [-0,15], предполагающий известное улучшение экономической, а поэтому и демографической ситуации в стране сравнительно с 1993-1997 гг., когда он составлял в среднем [-0,5]; "средний" - [-0,51], предполагающий сохранение в основном нынешнего состояния экономики и уровня жизни населения; "нижний" - [-0,76], основанный на предположении о дальнейшем углублении кризиса в экономике и снижении уровня жизни основной массы населения, а поэтому обострения процессов депопуляции (5).

Конструирование интегрального показателя, позволяющего оценить специально интеллектуальный потенциал страны (народа, государства) и дающего возможность прогнозировать его динамику на ближайшую перспективу, сравнивать с мировыми тенденциями, представляется задачей весьма сложной. Мы уже отмечали выше необходимость использования опыта, накопленного при создании и совершенствовании ИРЧП, когда методика подсчета дифференцировалось для различных групп стран (6). Представляется, что методика исчисления IP также должна разниться для стран с высоким уровнем развития сферы науки и системы образования, и для стран, которые пока что решают задачи ликвидации неграмотности основной массы населения и создания стартовых условий для научной деятельности.

Далее речь будет идти о методах определения IP по высшей группе стран, поскольку к ней относится и СССР - Россия. Главная особенность развития этой группы стран состоит в том, что наука в них к концу XX века уже стала важнейшей производительной силой. Экономическая, финансовая, военная, политическая мощь развитых государств ныне непосредственно зависит от состояния фундаментальной и прикладной науки, развития НИОКР и know-how, удельного веса наукоемкой продукции в общем объеме промышленного производства и валового национального продукта. Задачей данной статьи, однако, является не сравнение различных стран, а выявление особенностей развития интеллектуального потенциала России (Российская империя - Советский Союз - Российская Федерация) в XX веке.

Рост интеллектуального потенциала определяется возможностями двоякого рода. С одной стороны, возможностями обеспечивать науку современными, весьма капитало- и ресурсоёмкими приборами, аппаратами и установками (космические станции, синхрофазотроны, радиотелескопы, "думающие" компьютеры" и др.), которые сами по себе являются воплощением новейших достижений научной и технической мысли, а также дорогими материалами высокой степени чистоты. С другой стороны, возможностями подготовки достаточного количества квалифицированных кадров ученых, инженеров, техников, управленцев высокого уровня. Вместе взятые, потребности создания и непрерывного развития материальной базы науки и ее обеспечения кадрами, которые эту базу могут использовать с должной степенью эффективности и совершенствовать, находят сегодня по развитой группе стран обобщенное выражение в финансовом обеспечении сферы науки и сферы образования. В этой связи важно подчеркнуть, что до известной степени в течение определенного периода удается практически бесплатно использовать достижения мировой науки (как это было в Японии на первой стадии послевоенной модернизации), либо широко привлекать подготовленные в других странах кадры специалистов (как это было в США при создании атомного оружия в годы мировой войны и продолжается в настоящее время, в том числе за счет "утечки умов" из России). Но и тот, и другой путь могут обеспечить рост интеллектуального потенциала лишь в определенных историческими обстоятельствами границах. Прочно войти в число передовых развитых стран и удержаться в лидерах мирового прогресса (последнее сегодня важно для нашей страны), в конечном счете, можно только при создании и наращивании собственного мощного научного потенциала и системы подготовки научных и технических кадров высокой квалификации. В соответствии с этими посылками мы полагаем, что при конструировании такого интегрального индекса, как IP, следует определенным образом свести воедино показатели состояния образования и науки, образовательного и научного потенциала.

Измерение роли образовательного потенциала предлагается осуществлять на основании трех индексов. Первый (е1) должен отразить уровень общей образованности "взрослого" населения, то есть, в основной своей массе уже завершившего обучение в учебных заведениях и составляющего костяк занятого населения. Можно исходить из двух возможностей: замерять средний уровень образованности всего занятого, то есть экономически активного населения, либо населения старше 20 лет. Каждый из этих способов имеет свои преимущества. В предлагаемой методике избран второй, так как общий интеллектуальный потенциал общества определяется в значительной мере и неработающим населением: в их число входят матери, воспитывающие молодое поколение, люди пожилого возраста и т.д. К тому же, при таком выборе можно более успешно использовать данные отечественной статистики.

Второй индекс (е2), который представляется необходимым ввести для измерения роли образования в создании интеллектуального потенциала, это удельный вес в населении студенчества, то есть той части молодежи, которая является резервом пополнения специалистов умственного труда во всех сферах жизни общества. В этих целях в качестве индекса предлагается ввести численность (в пересчете на 10000 населения) студентов высших учебных заведений. Этот индекс непосредственно характеризует уровень будущей профессиональной подготовки, получаемой молодым поколением после завершения полного общего среднего образования. В развитых странах в качестве ближайшей стоит цель дать общее среднее образование всей молодежи; она законодательно закреплена, но не полностью выполняется. В СССР она была поставлена в 1977 году и к концу 80-х годов в значительной мере была достигнута. Конечно, для большей точности следовало бы учитывать все виды получаемого молодежью профессионального образования. Но, поскольку пропорции между численностью выпускников начального (ПТУ), среднего (техникум, колледж, училище) и высшего профессионального образования в России и других развитых странах примерно одинаковы, можно ограничиться относительной численностью студенчества.

Наконец, для измерения образовательного потенциала необходим и третий индекс (е3) - доля расходов на образование в ВВП. Этот индекс дает представление о средних затратах на одного учащегося, об оснащенности учебных аудиторий ЭВМ и другим современным оборудованием, об издании учебников и учебных пособий, о состоянии и обновлении материальной базы учебных заведений всех типов, наконец, о степени материальной обеспеченности, социальном статусе и качестве педагогического персонала.

Для измерения роли науки в создании и росте интеллектуального потенциала предлагается использовать два индекса. Первый (s1) - удельный вес персонала, занятого в сфере науки и научного обслуживания, в общей численности занятого (экономически активного) населения. Поскольку же эффективность работы этого персонала зависит от материального обеспечения науки (в том числе и оплаты труда работников), то этот показатель следует определенным образом сочетать со вторым (s2) - удельным весом затрат на науку в процентах к ВНП. В определенных случаях, например, когда данные по ВНП засекречены или искажаются, индекс s2 может измеряться по удельному весу в национальном доходе. Когда финансирование науки в основном осуществляется на протяжении изучаемого периода государством, как это имело место в СССР, может быть использована в этих же целях доля затрат на науку в государственном бюджете. В последующих выкладках используется первый вариант.

Предлагаемая методика исчисления IP весьма далека от совершенства, так как, в частности, в ней не учитывается степень использования сложившегося научного потенциала. Но измерение эффективности затрат на науку представляется самостоятельной, чрезвычайно сложной проблемой, которая выходит за рамки обсуждаемого вопроса. В порядке обсуждения можно выдвинуть такие показатели: удельный вес наукоемких отраслей в общем объеме промышленного производства, уровень восприимчивости промышленности к научным открытиям и разработкам и т.д. Однако все способы измерения эффективности научных исследований на практике сталкиваются с немалыми трудностями, особенно в условиях милитаризации науки. Например, наукоемкая продукция в советской статистике была столь успешно "запрятана" в официальных справочных данных, что получить достоверные цифры было просто невозможно. Эта проблема имеет глубокий философский смысл, ибо потенциальное вообще неразрывно связано с актуальным. Потенциал, если он не используется, быстро угасает, и, напротив, когда практика предъявляет на науку активный спрос, научный потенциал быстро растет, и еще быстрее растет эффективность его использования. Примеры тому и другому дает наша история. В настоящее время невостребованность науки приводит к растущей, во многом уже невосполнимой потере научного потенциала Россией.

 

3. Методика исчисления IP применительно к СССР-России.

 

Перейдем к изложению предлагаемой схемы подсчета IP по указанным выше показателям и попытаемся оценить его динамику в СССР и постсоветской России, взяв в качестве исходного момента последний предвоенный год Российской империи (1913). С самого начала следует подчеркнуть, что если допускается известная степень условности в выборе именно предлагаемых показателей для определения индекса развития интеллектуального потенциала, то еще больше условности приходится допускать при создании методики исчисления каждого из них, а также их удельного веса при суммировании для определения значения интегрального индекса IP. При всех этих "издержках", тем не менее, предлагаемый индекс дает возможность как сопоставления по уровню IP отдельных стран, так и выявления тенденции его развития в каждой данной стране, что для нас в данном случае является главной задачей.

Индекс общей образованности населения в возрасте свыше 20 лет (е1) в России предлагается исчислять следующим образом. На основе данных переписи населения (или текущего учета) фиксируется среднее число лет, проведенных в учебных заведениях системы образования. При этом наличие полного среднего общего образования (средняя школа) нами засчитывается за 10 лет. В Советском Союзе долгое время была именно десятилетняя школа, которая затем стала одиннадцатилетней, хотя программы обучения изменились несущественно. Для сравнимости данных по годам и по поколениям мы засчитываем "полное среднее" за 10 лет независимо от типа учебного заведения (вечерняя школа, "среднее" ПТУ и т.п.), которые даже при более длительных сроках обучения уровень знаний давали ниже, чем обычная средняя школа. Среднее специальное и незаконченное высшее засчитывается за 2 года сверх 10, а высшее как 5 сверх 10. Начальное мы полагаем равным 4 годам, а неграмотность и неполное начальное образование приравниваем нулю. Что касается неполного среднего образования, то приходится учитывать, что долгое время это была семилетняя школа, после реформы 1958 года она стала восьмилетней. При обработке данных переписи населения 1959 и 1970 годов мы засчитываем ее за 7 лет обучения, так как большинство лиц в возрасте 20 лет и выше получили этот уровень образования в "семилетке"; начиная с переписи 1979 года - за 8 лет. Наконец, поскольку в итогах переписи 1959 года начальное и неполное среднее были объединены в одной графе, лица, "попавшие" в нее, были учтены нами с общим коэффициентом 5,5. Столь подробное разъяснение понадобилось по данному коэффициенту применительно к нашей стране. При сравнении с другими странами, по-видимому, потребуются дополнительные правила исчисления е1.

Второе разъяснение носит более общий характер, оно касается всех индексов по образованию (е1, е2, е3), а также по науке (s1, s2). Для сравнимости индексов и их объединения мы выражаем их численно в интервале от 0 до 1. С целью выявления динамики IP в нашей стране за минимальные значения мы принимаем данные 1913 года, то есть уровень развития дореволюционной России. Что же касается максимальных "натуральных" показателей, соответствующих 1, то представляется целесообразным взять за основу показатели, которые уже сегодня либо достигнуты в наиболее развитых странах мира, либо будут достигнуты ими в ближайшем будущем.

Поясним сказанное сначала на уже рассматривавшемся выше, наиболее сложно исчисляемом индексе е1. За максимальное значение этого индекса можно принять 12, поскольку к нему близки США и Япония. В этих и ряде других стран законодательно закреплено всеобщее среднее образование и наблюдается постепенный переход к получению высшего образования значительной частью молодого поколения. Но даже в этих странах известная часть молодежи вступает в жизнь со средним общим или специальным образованием, притом не в 20 лет, а позднее. У старших поколений образовательный уровень существенно ниже. Например, в США 20,7% взрослых "испытывают затруднения в чтении и письме" (7). Поэтому цифру 12 можно рассматривать как некий не слишком отдаленный во времени предел, к которому движутся развитые страны. Довольно успешно двигался в этом направлении и Советский Союз, что отражено в представленных ниже таблицах.

Сложнее обстоит дело с выбором минимального значения. Всеобщей переписи населения в царской России после 1897 года не было. Эта перепись зафиксировала 28,4% грамотных в возрасте 9 - 49 лет, в 50 губерниях Европейской России. Согласно переписи 1926 года в СССР, в этих же возрастных границах грамотными было 56,6% (8). Принимая во внимание успехи борьбы с неграмотностью в первые годы Советской власти, можно примерно оценить уровень грамотности населения в этих возрастных границах к 1913 году как примерно 40%, то есть, неграмотных было до 60%. В общеобразовательных школах разного типа в 1914 году насчитывалось 9656 тыс. учащихся (немногим более 20% лиц школьного возраста), из них в 1 - 3 классах - 8082 тыс., в то время, как в 8 - 10 классах всего 153 тыс. (там же, стр. 7). Подавляющее большинство рабочей и часть крестьянской молодежи получали 2 - 3 летнее образование. В старших возрастных группах положение было еще хуже, большинство в этих группах оставалось неграмотным. Коренное население окраин было почти сплошь неграмотным. Взвешивая всю совокупность этих данных, средний уровень образованности для лиц старше 20 лет мы склонны оценить на 1913 год максимум как 2 класса (эта цифра, возможно, преувеличена).

Для подсчета индекса е1 (а также остальных) можно принять способ, используемый при определении ИРЧП.

 

е1 =

фактическое значение минус минимальное

 

максимальное значение минус минимальное

 

На основе этой методики исчислим значение индекса е1 для СССР в 1970 году. Уровень образованности населения старше 20 лет по нашим подсчетам (на основе данных переписи населения 1970 года) был равен 6,02 года (9).

 

е1 =

6,02 - 2

= 0,40

 

12 - 2

 

 

Второй индекс (е2) - численность студентов на 10000 чел. населения. Примем за максимальное значение 300 студентов, к этому уровню сегодня приближаются США. За минимальную цифру следует при указанных посылках принять 8, поскольку именно таково было число студентов в России 1913 года в пересчете на 10000 чел. населения (127 тыс. студ. на 159,2 млн населения) (10). В СССР с 1970 году насчитывалось 180 студентов вузов на 10000 чел. населения (11). Приняв тот же метод подсчета для коэффициента е2, что был применен для е1, получаем

 

е2 =

180 - 8

= 0,589

 

300 - 8

 

 

Для исчисления индекса е3, который фиксирует уровень затрат на цели образования в процентах к ВВП, предлагается использовать этот же метод. В качестве максимальной цифры можно принять 10%, к этому уровню приближаются наиболее развитые страны. Например, общие государственные и частные расходы на образование в США составили 8% от ВНП в 1975 году (12). Минимальный порог определим в 1,15%, что примерно соответствует положению в последний мирный год дореволюционной России. Последняя цифра является приблизительной. Она исчислена нами, исходя из того, что расходы на образование в России в бюджете 1913 года были обозначены суммой 135,2 млн рублей (4% бюджета), в то время, как "народный доход" составлял 11,805 млрд (13). Здесь не учитываются затраты на обучение в частных гимназиях, но их было сравнительно немного.

В качестве примера, иллюстрирующего способ исчисления е3, возьмем опять же 1970 год. ВВП составлял 643 млрд рублей (в ценах года), расходы на образование из госбюджета и других источников 19,9 млрд руб., то есть 3,09% (14). Проделав вычисление по указанной схеме, мы получаем для СССР 1970 года

 

е3 =

3,09 - 1,15

= 0,22

 

10 - 1,15

 

 

Для исчисления индекса ЕP, отражающего потенциал сферы образования в общем индексе IP, с известным приближением примем, что индексы е1, е2 и е3 равноценны. Тогда образовательный потенциал ЕP может быть исчислен как среднее арифметическое:

 

ЕP =

е1 + е2 + е3

Для СССР в 1970 году

ЕP =

0,40+ 0,589 + 0,22

= 0,403

 

3

 

 

3

 

 

При определении индексов s1 и s2, а затем общего индекса SP, характеризующего научный потенциал, а тем самым роль науки в формировании интеллектуального потенциала, также необходимо принять известные допущения. Будем считать, что s1 и s2 играют равную роль при определении индекса S. Первый, s1, указывает удельный вес занятых в сфере науки и научного обслуживания в составе занятого населения. В 1970 году В СССР в этой сфере было занято 3238 тыс. чел. при общем числе рабочих и служащих 90186 тыс. Кроме того, в колхозах (в среднегодовом исчислении) было занято 16,7 млн человек; итого, 106,9 млн занятых во всем народном хозяйстве. В указанной сфере трудилось 3,03% экономически активного населения (15). Принять за максимум можно 5%, что соответствует примерно численности занятых в науке и научном обслуживании в наиболее развитых странах в настоящее время. Минимум мы исчислим в соответствии с положением в России 1913 года. Оценка и в этом случае является приблизительной. Общее число научных работников (включая занятых в вузах) составляло 11,6 тыс., вместе с обслуживающим персоналом можно эту цифру поднять до 50 тыс. человек. При общей численности населения 159,2 млн чел., активное население можно оценить в 70 млн. Доля занятых в указанной сфере - 0,07% (16), это примерно соответствует положению в России 1913 года (с учетом университетов). Для СССР в 1970 году s1 будет равен, согласно предложенной методике:

 

s1 =

3,03 - 0,07

= 0,600

 

5 - 0,07

 

 

Для исчисления s2 обратимся вновь к данным ЦСУ за 1970 год. Расходы на науку из госбюджета и других источников составляли 11,7 млрд рублей, (из госбюджета 6,5 млрд). Валовый национальный продукт в ценах того года составлял 643 млрд рублей (17). Из этого следует, что на развитие сферы науки и научного обслуживания расходовалось 1,82% ВНП. Условность этой цифры не подлежит сомнению, так как значительная часть расходов на науку проходила по другим статьям бюджета. Примем за максимум 4%, что в настоящее время достигнуто в Израиле. В США расходы на науку составляли 2,8%, в Швеции - 3%, в других развитых странах - менее (18). Минимум следует установить, исходя из расходов в России 1913 года. Точные данные отсутствуют, тем более, что научных учреждений в составе Академии наук было тогда всего 41 со 154 сотрудниками. Всего в России в 1913 году имелось 298 научных учреждений. Наука в университетах финансировалась как составная часть общих расходов. Мы полагаем, что максимальная цифра при оценке не должна превышать 0,3%. Для СССР в 1970 году s2 будет при нашем методе исчисления таков:

 

s2 =

1,82 - 0,3

= 0,411

 

4 - 0,3

 

 

Более общий индекс SP, характеризующий научный потенциал страны, мы берем как среднее арифметическое между s1 и s2. Для СССР в 1970 году он будет исчислен следующим образом:

 

SP =

s1 + s2

=

0,600 + 0,411

= 0,505

 

2

 

2

 

 

Для исчисления IP теперь остается взять среднее арифметическое от ЕP и SP. Для СССР в 1970 году получаем:

 

IP =

EP + SP

=

0,403 + 0,505

= 0,454

 

2

 

2

 

 

Мы намеренно излагали методы подсчета всех индексов по СССР в 1970 году весьма подробно, чтобы, во-первых, проиллюстрировать, как приходится приспосабливать общие концептуальные положения к условиям нашей страны и особенностям отечественной статистики. Во-вторых, представляется, что и при условности ряда допущений предлагаемый метод оценки интеллектуального потенциала может дать представление о тенденции, если брать ту же страну при соблюдении тех же самых правил ведения статистической отчетности. Эти правила в СССР практически не изменялись.

 

4. Изменение значения IP за последние десятилетия.

 

Далее приводятся сравнительные данные о движении всех упомянутых показателей статистики и предлагаемых индексов, включая интегральный индекс IP, в СССР за 30-летний период на основе переписей населения 1959, 1970, 1979 и 1989 годов. Все данные взяты нами из справочников ЦСУ СССР за 1960, 1970, 1980, 1989 годы, а также, при необходимости, и за другие годы (например, в томе за 1960 год отсутствовали сведения о ВНП, поэтому пришлось обратиться к справочнику за 1965 год) (19). Показатель е1 за 1960 и 1980 годы вычислен по данным переписей предшествующих лет, т.е. 1959 и 1979 (20).

Индексы за 1997 год исчислены нами на основе данных Госкомстата РФ за этот год (21), за исключением индекса е1. Он является результатом экстраполяции на основе данных микропереписи населения 1994 года (22). Нами учитывалось, что три возраста из графы "15 - 19 лет" к 1997 году "перешли" в следующую возрастную графу, и это сказалось на средней цифре из-за резкого снижения уровня образования молодежи в начале 90-х годов. Так, среди 20 - 24-летних микроперепись 1994 года выявила на 1000 человек 5 с начальным и 3 не имеющих начального образования, в то время, как среди 15 - 19-летних их было соответственно 85 и 5. По нашим подсчетам, в целом средняя цифра образованности населения понизилась с 9,8 в 1994 году до 9,67 в 1997 году. И этот процесс продолжается. В последние годы возросло (по оценкам до 2 млн) число детей, не посещающих школу. Перепись 1999 года позволит, вне сомнения, более точно оценить снижение уровня образованности населения России.

Не воспроизводя в целях экономии места все подсчеты, приведем цифры, характеризующие исходные данные для исчисления интеллектуального потенциала, в таблице 1.

Таблица 1

Характеристика интеллектуального потенциала в СССР и РФ

 

Показатели

1960, СССР

1970, СССР

1980, СССР

1989, СССР

1997, РФ

Средний уровень образования населения старше 20 лет (лет)

4,84

6,02

7,74

9,11*

9,67**

Число студентов вузов на 10000 человек (чел.)

111

180

196

179

190

Уровень затрат на образование (% от ВВП)

1,65

3,09

2,92

3,16

4,5

Удельный вес занятых в сфере науки и научного обслуживания (% от занятого населения)

2,14

3,03

3,48

3,23

2,24

Расходы на науку из госбюджета и других источников (% от ВВП)

1,08

1,82

1,99

4,72

1,23

Примечания:

* Взяты данные по РСФСР для удобства сравнения с 1997 годом. Следует учитывать, что различия в образованности населения между республиками были в 80-е годы невелики. Так, в 1986 году на 1000 чел. населения приходилось лиц с высшим образованием по СССР - 108, по РСФСР - 109 человек;

** Оценка сделана на основе данных микропереписи 1994 года с последующей экстраполяцией.

Те же данные в обработанном по предлагаемой методике виде даны в таблице 2.

Таблица 2

Динамика индексов, характеризующих интеллектуальный потенциал в СССР и РФ

 

Индексы

1960, СССР

1970, СССР

1980, СССР

1989, СССР

1997, РФ

е1

0,28

0,40

0,57

0,71

0,77

е2

0,35

0,59

0,64

0,59

0,62

е3

0,17

0,22

0,20

0,23

0,38

Е

0,27

0,40

0,47

0,51

0,59

s1

0,42

0,60

0,59

0,54

0,44

s2

0,21

0,27

0,46

1,19

0,25

S

0,31

0,43

0,59

0,96

0,35

IP

0,29

0,41

0,53

0,71

0,47

 

Следует учитывать, что затраты на науку в СССР были занижены, особенно в начале 60-х годов. Скачок в значении индексов s2 и S в 80-е годы следует отнести за счет более полного отражения в государственной статистике затрат на науку оборонного профиля. Это обстоятельство в известной степени смазывает и всю картину, но общая тенденция роста образования и науки в СССР, а тем самым и IP, видна достаточно отчетливо.

На графике 1 не нашли выражение ощутимое замедление роста и даже снижение ряда показателей во второй половине 80-х годов. Так, уменьшение численности студентов по доле в населении происходило на протяжении всего этого десятилетия, а доля занятых в науке достигла максимума в 1985 году. Но эти явления перекрывались за счет успешного осуществления Закона о всеобщем среднем образовании молодежи (при известном снижении качества аттестата за счет "средних" ПТУ) и постепенного повышения образовательного уровня старших поколений по чисто демографическим причинам.

Обращает на себя внимание, что падение индексов ЕP и SP в России в 90-е годы происходило неравномерно. Сокращение расходов на науку и численности занятых в сфере науки происходило и продолжается в невиданном в мире темпе, наука "сворачивается" в силу ее невостребованности, сокращения ассигнований на нее в госбюджете при малой "подпитке" частного сектора. Деиндустриализация страны и особенно оборонного комплекса, в котором были сосредоточены наукоемкие производства, означает реальную угрозу существованию науки.

С другой стороны, снижение образовательного уровня молодого поколения весьма постепенно сказывается на среднем уровне образованности взрослого населения, а тенденция уменьшения численности студентов сменилась на тенденцию возрастания, так что ныне достигнут уровень середины 80-х гг. Поэтому сводный индекс образовательного потенциала как бы "по инерции" продолжал в 90-е годы пока что возрастать, хотя именно в этот период сложились предпосылки для его последующего уменьшения. Это скажется в самое ближайшее время и будет зафиксировано уже в переписи 1999 года. К концу века в состав экономически активного населения начнет входить молодежь, оказавшаяся в ходе "реформ" вне школы или покинувшая ее преждевременно. Поэтому снижение IP будет происходить под воздействием обеих его составляющих.

5. Ближайший прогноз

В своих расчетах авторы первоначально исходили из уровня 1997 года, когда затраты на науку превысили 1%. Однако финансовая катастрофа августа 1998 года, подготовленная наращиванием "пирамиды" внутреннего и внешнего долга, привела к резкому снижению уровня производства (предположительно около 5% по сравнению с 1997 г.), что неминуемо скажется на финансировании науки и образования, в то время, как инфляция приведет к дальнейшему падению уровня жизни большинства населения и снижению среднего числа лет обучения в школе детей и подростков. Продолжится отток кадров из сферы науки. Принимая во внимание всю совокупность обстоятельств последнего времени, мы склонны оценить ситуацию в интересующей нас области на 2002 год следующим образом:

1. Снижение образовательного уровня населения старше 20 лет как сравнительно небольшое в силу инерционности этого показателя. Вступление в жизнь части недоучившихся в 90-е годы будет отчасти перекрываться уходом из жизни лиц старших возрастов с более низким уровнем образования. Так, в 1994 г. при среднем числе лиц с начальным образованием 129 на 1000, в возрасте свыше 55 лет их насчитывалось более 300.

2. Численность студентов на 10000 населения вряд ли существенно изменится, поскольку конкурс в 1997 году был более 2 чел. на место. Сокращение возможностей поступления в вузы для молодежи из мало- и среднеобеспеченных слоев будет перекрыто ростом удельного веса платных мест.

3. Расходы государства на образование будут далее сокращаться как абсолютно, так и в процентах в ВНП. Эта тенденция лишь частично будет покрыта ростом расходов населения. Мы полагаем, что они составят порядка 3%.

4. Затраты государства на науку остановятся где-то на уровне 1%, расчеты на "подпитку" из частного сектора невелики.

5. Численность занятых в сфере науки и научного обслуживания будет далее сокращаться примерно до 1 млн чел., кадры науки будут стареть и выбывать по возрасту, отток в другие сферы занятости, где доходы выше, а также за границу будет продолжаться.

Исходя из этих предположений, мы полагаем (это грубая оценка в силу неопределенности социально-экономической ситуации), что рассматриваемые индексы приобретут следующие значения: е1 = 0,74; е2 = 0,59; е3 = 0,21, а тем самым EP как общий показатель общеобразовательного потенциала - 0,51. Что качается индексов научного потенциала, то s1 = 0,27, s2 = 0,19, а общий индекс SP - 0,23. Все это найдет отражение в снижении интегрального индекса IP с 0,47 в 1997 г. до 0,37 в 2002 г., это предположение представлено в графике 1 пунктирной линией.

В последующем представляется целесообразным, наряду с разработкой прогнозов по России, совершенствовать далее предлагаемый метод измерения интеллектуального потенциала в нескольких направлениях. Во-первых, применительно к отечественным условиям, с тем, чтобы расширить возможности прогнозирования хотя бы на первое десятилетие ХХI века. Во-вторых, необходимо выяснить степень расхождения в росте (снижении) интеллектуального потенциала в государствах, возникших на территории СССР. Сравнение тенденций в России и других странах СНГ (и Балтии) упирается в трудность оценки той части общего научного потенциала, которая приходилась в СССР на ту или иную союзную республику. В-третьих, для проведения международных сравнений, даже в группе развитых стран, потребуется провести сравнительный анализ сложившихся в каждой из них систем образования, чтобы иметь основания для правильного сопоставления числа лет, проведенных в учебных заведениях.

Все эти трудности, тем не менее, представляются преодолимыми, а сравнение интеллектуального потенциала различных стран (регионов) и тенденций его роста - возможным и необходимым, несмотря на все различия в социально-экономическом строе и достигнутых уровнях развития.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. См. В.Жуков. Реформы в России. 1985 - 1995 годы. М., 1997. С. 199; The Economist Pocket World in Figures. 1998 edition, p. 26.

2. письмо Энгельса Боргиусу 25 января 1894 г. См. Маркс и Энгельс. Избранные письма М.1947, с. 469.

3. Н.Г.-Наука № 7, июль 1999, с.3.

4. Human Development Report 1999, http://www.undp.org./hdro/HDI.html

5. См. СОЦИС. 1998. № 6. С. 60.

6. См. Международный журнал социальных наук. 1995. М. № 10.

7. См. Известия, 15 сентября 1998. С.6.

8. Народное образование, наука, культура в СССР. Статистический сборник. М., 1997. С. 9.

9. Подсчитано на основе данных в книге: Итоги всесоюзной переписи населения 1970 года. т. III, С. 6-7.

10. Народное образование, наука, культура в СССР. Статистический сборник. М., 1997. С. 7.

11. Народное хозяйство СССР в 1970 г. С. 643.

12. См. Современные Соединенные Штаты Америки: энциклопедический справочник. -М.: Политиздат, 1988. С. 391-392.

13. См. Энциклопедический словарь "Гранат". Т. 36, ч. IV. C. 169; т.36, ч. V. С. 176-177.

14. Народное хозяйство СССР в 1970 г. С. 60, 732.

15. См. там же. С. 404, 510-511.

16. Рассчитано авторами по данным в источнике (5), а также БСЭ, т. 24 ч. II. С. 16, 824-825.

17. Народное хозяйство СССР в 1970 г. С. 60, 732.

18. См. Л.Фридман, М.Видясов. Наука в России - некорректные цифры. Независимая газета. 18 сентября 1998 г. С. 7.

19. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник / Госкомстат СССР. -М.: Финансы и статистика, 1987. С. 60.

20. Рассчитано авторами по источникам: Народное хозяйство СССР в 1980 году; Итоги всесоюзной переписи населения 1979 года. т.III, ч.11 с. 189; Народное хозяйство СССР в 1960 году. Народное хозяйство СССР в 1965 году; Итоги всесоюзной переписи населения 1959 года. т. СССР, с. 123; Народное хозяйство СССР в 1989 году.

21. Социально-экономическое положение России. 1997 год. Госкомстат России. М., 1998. С. 7-8, 16-18.

22. Российский статистический ежегодник. Госкомстат России. -М.: Логос, 1996. С. 119.

 

 

Из статьи М. Н. Руткевича и В. К. Левашова «О понятии интеллектуального потенциала и способах его измерения» (http://www.zipsites.ru/phil_psy_logika_etika/psy/ashmarin_chelovecheskii_potentsial_rossii/)