Е.М. Алтухов: Гениальность с точки зрения действия биологических факторов

 

Гениальность с точки зрения действия
биологических факторов

Е.М. Алтухов

Может показаться, что природа имеет мало отношения к такому понятию как гениальность, однако это не так, поскольку человек не только социальное, но и биологическое существо. Гармоничное взаимодействие человека с природой является важным условием развития Личности. Генетика человека - творение природы, кроме того, в своей жизнедеятельности человек полностью зависим от природы. Важна не только гармония с окружающей биологической средой, но и гармония в организме человека, как целостной биологической системы, так как физическое здоровье оказывает непосредственное влияние на интеллектуальную деятельность.

Природа играет главную роль практически во всех аспектах нашей жизни. Гармоничное существование природы и человека имеет важнейшее значение и естественно по своей сути, поскольку само рождение человека, как и его жизнь и смерть являются биологическими процессами. И даже социальное взаимодействие по сути имеет природное происхождение, так как оно естественно и наблюдается не только у человека, но и у животных, хотя и в другой форме. «... начальное формирование ощущений связи Человека с социальной и природной средой после рожде­ния происходит в семье и на конкретном природном ландшаф­те, которые сами по себе являются  эволюционирующими систе­мами с длительностью, намного превышающей сроки жизни Человека. Не случайно Э. Фромм сетовал на то, что ограниченность сроков человеческой жизни далеко не всегда позволяет
Человеку реализовать все данные индивиду от природы задатки,
и причиной этого могут быть как социальные, так и природные
препятствия на пути становления Личности»[1].

Безусловно, социальный фактор также играет важную роль в формировании и развитии потенциального гения, однако нельзя игнорировать те индивидуальные задатки и особенности, с которыми рождается одарённый ребёнок. Такие дети изначально обладают более благоприятными предпосылками для развития гениальности, которые появляются без социального влияния. В таком случае можно говорить о врождённой предрасположенности, или о действии, прежде всего генетического фактора.

Некоторые философы придают гораздо большее значение генетическому фактору, чем социальному. Так, например, высказывается Ч. Ломброзо в работе «Гениальность и помешательство»: «Значение расы в развитии гениальности, а также и помешательства видно из того, что как то, так и другое почти совершенно не зависит от воспитания, тогда как наследственность оказывает на них громадное влияние».

Огромную работу по изучению причин появления гениев провёл В.П. Эфроимсон, автор фундаментальных трудов по генетике. В одном из своих основных трудов «Генетика гениальности» Эфроимсон рассматривает явление гениальности прежде всего с точки зрения действия биологических факторов, однако подчёркивает также важность социальных факторов, без влияния которых невозможны развитие и реализация гения. «Изучение биографий и патографий гениев всех времён и народов приводит к неумолимому выводу: гениями рождаются. Однако только ничтожно малая доля народившихся потенциальных гениев - в гениев развивается»[2].

Важность генетического фактора в появлении гениальной личности нельзя недооценивать. Создание одинаковых оптимальных условий развития для всех детей невозможно уже потому, что этот оптимум будет отличаться для каждого ребёнка в силу его характера. Особенности характера, вероятно, закладываются генетически. (Еще Фрейд указывал на то, что новорождённые дети, еще не испытавшие на себе действие социальных факторов, обладают разной степенью агрессивности.) И даже создание оптимальных условий индивидуально для каждого ребёнка, это еще не гарантирует, что все они станут гениями. Количество настоящих, реализовавшихся гениев на протяжении всего существования человечества настолько мало, что, вероятнее всего, только очень редкое, почти уникальное сочетание обстоятельств могло спровоцировать их появление.

«... гении и замечательные таланты почти всегда появлялись вспышками, группами, но именно в те периоды, когда им предоставлялись оптимальные возможности развития и реализации»[3]. Если это наблюдение не случайность, вызванная привязкой фактов существования гениев к определённым историческим событиям, а действительно объективная тенденция, то может иметь смысл вывод о том, что существующая в конкретный момент структура информационного поля, созданного человечеством (или иные факторы или силы, неизвестные или невидимые для человека, но являющиеся каким-либо совокупным результатом деятельности всего человечества), может оказывать влияние на вероятность рождения одарённого ребёнка, причём рождения именно в таких социальных условиях, которые позволят ему реализоваться как гению. С другой стороны, можно привести более простое объяснение: процентное соотношение числа потенциальных гениев к численности простого населения примерно одинаково у всех народов и во все времена, однако возможности для их реализации растут или уменьшаются, в зависимости от социальных условий, экономического развития, общественного спроса и множества других факторов. «Подобно тому, как нет ни малейшего основания считать одну расу или нацию превосходящей другие расы или нации в отношении наследственной одарённости, нет никаких оснований считать, что какие-либо нации в прошлом, в Древние или в Средние века превосходили нынешние в плане той же наследственной одарённости»[4].

Один из распространённых методов определения уровня развития интеллекта - измерение уровня IQ. Этот метод, хотя вряд ли его можно считать самым объективным, даёт некоторое общее представление об уровне интеллекта человека. Хотя очень высокий IQ еще не гарантирует гениальность, однако В.П. Эфроимсон отмечает одну интересную особенность: «...начиная с коэффициента интеллекта 110-120... последующая отдача в форме любых достижений не очень-то сильно коррелирует с дальнейшим возрастанием коэффициента интеллекта. На первый план выступает... способность ко всё более и более полному увлечению своим делом»[5]. Действительно, жизнь каждого человека и тем более гения настолько разнообразна и постоянно подвержена влиянию такого количества самых различных обстоятельств, что детальный анализ жизни каждого когда-либо существовавшего гения, пожалуй, выделяет только одну действительно яркую особенность, характерную для большинства - это сильнейшая увлечённость и упорная работа, приводящая к результатам. При этом для создания чего-либо значительного и тем более гениального человек должен обладать определённым набором навыков и знаний.

Таким образом, в своеобразной пирамиде факторов, необходимых для появления гения, базой будет генетическая предрасположенность, над ней будет располагаться слой образования и необходимых навыков (сюда же можно отнести и другие социальные факторы), завершать пирамиду будет увлечённость или даже фанатизм. И хотя такая последовательность влияния факторов будет прослеживаться в развитии любого человека, все они взаимосвязаны между собой. Увлекаясь каким-то делом, человек стремится получить больше необходимых ему знаний. Способность же действительно сильно увлечься и даже склонность к определённому виду занятий или научной области может быть заложена уже генетически. Доказательством этому может служить пример вундеркиндов, с самого раннего детства проявляющих склонность и чрезвычайные способности к какой-либо науке или виду творчества. Совсем маленький ребёнок еще не думает о том, насколько перспективна может быть его карьера или какой вклад он может внести в развитие общества, он выбирает область интересов инстинктивно, по принципу «нравится - не нравится». Этот выбор, особенно при отсутствии сильного вмешательства взрослых, вряд ли можно объяснить чем-либо другим, кроме как генетической предрасположенностью.

Структура личности любого человека может быть представлена и в другом виде. На эту тему высказывается Ананьев в работе «Человек как предмет познания»: «Обычно говорят... что природной основой характера является темперамент, способностей - задатки, интересов и мотивации поведения - структура органических потребностей... Существует общий генетический порядок, определяющий возникновение в процессе социального формирования личности сложных образований индивидуальности и природных свойств индивида».[6] В этой модели основой для развития личности человека также является биологический фактор.

Роль наследственности в достигнутом уровне интеллекта доказана с помощью исследований интеллекта однояйцевых (т.е. генетически идентичных) близнецов (Йенсен, 1972). Результаты исследования IQ более 100 пар близнецов показали очень большое интеллектуальное сходство между ними. При раздельном воспитании близнецов разница в уровнях IQ была немного больше, однако сходство всё равно было очевидно. Конечно, одного такого доказательства слишком мало. С практической точки зрения, для человечества важно не только выяснить причины и факторы, способные привести к появлению гения, но и понять, каким образом можно искусственно создать этот набор факторов и «вырастить» большее количество гениев. Помочь в достижении этой цели может прежде всего тщательное изучение характера, социального окружения, физиологии, прародителей и других всевозможных сторон в жизни каждого состоявшегося и вошедшего в историю гениального человека.

Эфроимсон, проводя исследование биографий известных гениев, отметил несколько особенностей физиологического характера, которые встречались среди таких людей заметно чаще, чем в среднем среди обычного населения. Так, например, он обращает внимание на повышенную умственную активность подагриков и выдвигает гипотезу о том, что подагра и гиперурикемия (повышенный уровень мочевой кислоты) являются «...одним из многих возможных механизмов возникновения и передачи потомству той доли повышенной активности интеллекта, которая, как показали исследования на близнецах, являлась наследственно обусловленной»[7]. Он объясняет эту взаимосвязь следующим образом: «...свою разгадку повышенная частота подагриков среди гениев нашла в 1955 г. в замечательной работе Орована (Orowan Е., 1955), указавшего на то, что мочевая кислота структурно очень сходна с кофеином и теобромином, известными стимуляторами умственной активности».[8] В организме человека, больного подагрой, это вещество может превышать норму в 1,5-1,8 раз. Основываясь на исследовании десятков работ по биографиям талантливых и гениальных людей, Эфроимсон приводит следующую статистику: «крупные выборки гениев и выдающихся талантов дают цифру 5-10% (подагриков), малые выборки подлинных гениев - 20-30-40%, тогда как у гениев-титанов, которых вообще насчитывается несколько десятков, выборки дают цифры 30-0-50%».[9] Средний же показатель страдающих от подагры среди пожилого населения развитых стран составляет не более 1%.

Эфроимсон в работе «Генетика гениальности» упоминает следующих исторических личностей, страдавших подагрой: Колумб, Александр Македонский, Наполеон I, Наполеон III, Суворов, адмирал Нельсон, Ч.Диккенс, Микеланджело, Рембрант, Бетховен и многие другие. Все эти личности по описаниям характера обладали похожими чертами - «энергия, личная активность, решимость»[10]. Хотя этих критериев явно недостаточно для определения гения, однако именно среди людей с такими характеристиками, скорее всего, найдётся большее количество гениев. Конечно, можно назвать множество других гениев,  не страдавших подагрой, однако статистика, приведённая Эфроимсоном, указывает на некоторую тенденцию, и вероятнее всего, наследственную.

Мозг любого человека обладает огромным потенциальным могуществом. Известна теория о том, что человек использует потенциал своего мозга лишь на несколько процентов. В противном случае, разве возможно было бы развитие? И если это могущество «...гораздо полнее реализуется при воздействии на мозг внешнего по отношению к нему стимула (биохимического или гормонального), то это надо понимать прежде всего как доказательство того, на какую величайшую активность человеческий мозг способен при полной мобилизации»[11].

Может ли организм человека самостоятельно вырабатывать этот стимул (вещество) под воздействием человеческого сознания? Если этого действительно возможно достичь путём упорных тренировок, то тогда мы снова возвращаемся к утверждению о том, что гений - это 99% пота и всего 1% таланта, и теоретически каждый человек способен развить в себе гения. Разница только в том, что кто-то при рождении уже обладает, например, 5% таланта, а кому-то достался всего 1%. И эта разница покрывается трудом. Только труд в данном случае носит несколько другой характер - это не только работа над определённой наукой или видом творчества, но и работа с биологическими процессами самого организма.

По исследованиям Эфроимсона у гениальных личностей чаще, чем в среднем встречаются другие болезни, например гипоманиакальность (приступы мании или депрессии, галлюцинации). «Гипоманиакальная фаза характеризуется повышенным настроением, быстрой восприимчивостью, энергией, неутомимостью, экспансивностью, возбудимостью, радостным трудолюбием»[12]. Перечисленные особенности поведения идеальным образом подходят к описанию увлечённой, даже фанатичной работы гениев. Эта фаза впоследствии может сменяться на фазу депрессии, вплоть до самоубийства (известны такие случаи среди известных личностей, особенно творческих, тонко чувствующих). Эфроимсон, выделяя некоторые симптомы, встречающиеся у гениальных людей в процентном отношении чаще, чем у простых, при этом выступает с критикой против некоторых исследователей прошлого, которые придерживались «представления о том, что гений почти обязательно психотик или психопат»[13], поскольку гениев с психическими отклонениями всё же очень мало, а само их творчество, как правило, происходит в здоровом состоянии. 

Действительно, замечены определённые тенденции среди патографий великих людей, однако стоит разобраться, являются ли конкретные симптомы факторами, способствовавшими развитию гениальности, или следствием значительного отличия гения от остального общества. Особенно это существенно, если речь идёт о психических заболеваниях, т.к. идеи гениев часто бывают не поняты обществом и вызывают отторжение, что ведёт, в свою очередь, к неприятию источника идеи как части социума, а это, в свою очередь, может негативно сказаться на психике человека.

Эфроимсон отмечает также, что среди гениев необычайно часто встречается «броское высоколобие и даже гигантолобие». Учёный также рассматривает явление династической гениальности и талантливости (например, династия Медичи, Фейербахов, Толстых).

Таким образом, биологический фактор в развитии гениальности можно рассматривать как некую базу, основу, без которой невозможно само появление именно такого человека, индивидуальное сочетание характеристик которого  способно привести к реализации гениального потенциала. Эта основа в течение всей жизни настолько тесно переплетена с другими факторами, что сама по себе она не может породить гения. Биологический (генетический) и социальный фактор - это единство, которое «представлено в исторической природе человека, взаимопроникновении социального и биологического, социальной детерминации биофизиологических механизмов развития, слияния натурального и культурного развития человека в его психической эволюции, в развитии индивидуального сознания. Общим эффектом этого слияния, интеграции всех свойств человека как индивида, личности и субъекта деятельности является индивидуальность с ее целостной организацией и саморегуляцией»[14].

 

Ист.: Научные труды Московского гуманитарного университета. Вып. 119. М., 2010.


 


[1] Железнов Ю.Д. Человек в природе и обществе. М.: Изд. Московского гуманитарного университета, 2004. С. 263.

[2] Эфроимсон В.П. Генетика гениальности. М.: Тайдекс Ко, 2002. С. 21

[3] Там же. С. 27.

[4] Там же.

[5] Эфроимсон В.П. Указ. соч. С. 39

[6] Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб., 2001. С. 28-29.

[7] Эфроимсон В.П. Указ. соч. С. 74

[8] Там же. С. 77

[9] Там же. С. 88

[10] Там же. С. 80

[11] Там же. С. 81

[12] Эфроимсон В.П. Указ. соч. С. 186.

[13] Там же. С. 189

[14] Ананьев Б.Г. Указ. соч. С. 95.