Инверторные и неинверторные кондиционеры Инверторные кондиционеры.

В. А. Гневашева: Образовательный потенциал учреждений высшего профессионального образования как фактор развития образовательного потенциала молодежи

 
 Образовательный потенциал учреждений
высшего профессионального образования
как фактор развития образовательного
потенциала молодежи

В. А. Гневашева

 

Изучение становления образовательных траекторий социального развития молодого поколения является одной из составных направлений методологии комплексного изучения человека. В современных условиях развития систем жизнедеятельности общества, образовательный потенциал становится одним из тех ресурсов, которые могут предопределить дальнейшую реальность.

Столь актуальный ныне вопрос о современной экономической ситуации в России и перспективах экономического развития российского общества уже традиционно решается, так или иначе, сквозь призму идеи постиндустриализма. Научное сообщество свыклось с мыслью о постиндустриальном обществе как реальности для развитых и ближайшей перспективе для успешно развивающихся - модернизирующихся стран. Постиндустриальное общество в его отличии от индустриального рассматривается, прежде всего, как общество информационное. Такое воззрение утвердилось, благодаря усилиям целой плеяды теоретиков: Д. Белла, А. Турена, З. Бжезинского, А. Тоффлера. Определяющим фактором общественной жизни в рамках постиндустриального общества является теоретическое знание. Оно вытесняет труд (ручной и механизированный) в его роли фактора стоимости. Уровень знаний, а не собственность, становится определяющим фактором социальной дифференциации. Профессиональная структура оказывается более существенной для стратификации, чем классовая. Экономика постиндустриального общества является, в первую очередь, обслуживающей, а не производящей. В численно преобладающем «третичном» секторе растет и обосабливается информационный бизнес, становясь «четвертичным» сектором экономики. Инфраструктурой постиндустриального общества является новая «интеллектуальная», а не «механическая» техника. Социальная организация и информационные технологии образуют «симбиоз». Общество вступает в «технотронную эру», когда социальные процессы становятся программируемыми. Однако информационное общество нигде не состоялось, хотя основные технико-экономические атрибуты постиндустриализма очевидны. Но университет не заменил промышленную корпорацию в качестве базового института «нового общества». К пониманию характера современного общества ближе оказались теоретики постмодернизма. Работы одного из лидеров направления - Жана Бодрийяра в конце 60-х - начале 90-х годов особенно актуальны для адекватного истолкования проблем и перспектив экономического развития. Стратегия успеха в 70-80-е годы Тайваня или Южной Кореи - это своего рода симуляция экономики индустриальной державы. «Новые тигры» росли и добивались успехов в конкурентной борьбе с реальными промышленными гигантами. Экономическое чудо - так называли Японию свидетели ее стремительного роста после двух мировых войн. Из 500 крупнейших транснациональных компаний 141 - японская. Япония также - вторая страна в мире по сумме инвестиций в научные исследования. Философия, известная как «путь Toyota» (Toyota Way), предполагает «улучшения каждый день» за счет исправления обнаруживаемых ошибок и учета предыдущего опыта. Еще одна важная составляющая «пути Toyota» - «правильное мышление - правильный продукт». Как уже упоминалось, компания много времени и сил тратит на обучение и развитие персонала. Но концепция занятости в Toyota не совсем японская: еще в 1946 году компания заключила соглашение с работниками, по которому принцип пожизненной занятости людей с «правильным мышлением» дополнялся принципом ротации: сотрудник может в любое время сменить подразделение или переквалифицироваться. Существенной особенностью экономической ситуации в России остается резкий контраст между столицами и провинцией. Более развитые транспортная, коммуникационная и социальная инфраструктуры стали основой расширения «третичного» и «четвертичного» секторов экономики в столицах. В сложившейся ситуации и в свете процесса инновационности экономики реальные перспективы не догоняющего, а опережающего экономического развития в России видятся несколько иначе. Перспективы эти связаны с решением двух принципиальных задач. Успешная интеграция возможна на принципах новой парадигмы: богатство народов находится или создается на рынке, а не в недрах или цехах самих по себе. Инновационность экономики - поворот от решения технологических проблем к использованию технологий для решения собственно экономических проблем, т. е. в современных условиях - переход к использованию модернизированной индустриальной и информационной инфраструктуры в развитии интеллектуальноемких, а главное эмоциональноемких сфер деятельности: наука, образование, здравоохранение, спорт, культура - которые являются базовыми отраслями в инновационной экономике. Экономика постиндустриальной эпохи внесла принципиальные изменения в отношение к факторам производства. Если в индустриальную эпоху акцент делался на насыщении производства оборудованием, то на постиндустриальном этапе место интеллектуального продукта повышается в иерархии общественных ценностей, и на первый план выдвигаются высокие технологии и высокие темпы технологического обновления как производства, так и сферы услуг. Как следствие, в мире все более явно обнаруживается зависимость экономического развития стран от качества человеческих ресурсов, которыми они располагают. Показатели, характеризующие качество человеческих ресурсов, во все большей степени влияют на основные параметры социально-экономического развития. Статистика свидетельствует, что наиболее развитые страны современного мира, достигшие постиндустриальной стадии развития, располагают наибольшей долей накопленного человеческого капитала. В современном обществе профессионально-образовательные характеристики человеческих ресурсов, образующие интеллектуальный потенциал страны, являются одним из основных факторов, определяющих экономическое развитие стран. Огромной проблемой для российской науки остается отсутствие инновационной системы, проще говоря, проблема производственного применения научных разработок. Промышленность России, пребывающая в основном еще на индустриальном этапе, по свидетельству экспертов и статистики, практически не посылает импульсов науке.  Неразрывная связь науки и производства, без которой немыслимо развитие постиндустриальной информационной («новой») экономики, в нашей стране пока отсутствует. При этом инновационная деятельность предприятий, по данным ЦИСН (Центра исследования и статистики науки), на 55 % заключается в приобретении импортного оборудования и технологий и лишь на 13 % в финансировании исследований. Потребность отечественного производства в инновациях в целом остается низкой и, как следствие, наука и научно-техническая сфера невостребованными.  Таким образом, бизнес не предъявляет спроса на отечественные НИР, а наука, в свою очередь, игнорирует потребности отечественного бизнеса. Непростая ситуация сложилась в российской высшей школе. При резком сокращении государственного финансирования вузов страны их количество растет. При сохранении этой тенденции уже в самое ближайшее время возникнет уникальная ситуация, когда число мест в вузах превысит количество выпускников средней школы. Такое экстенсивное разрастание высшей школы, хотя и свидетельствует о росте престижа высшего образования, вряд ли может радовать, поскольку не только не сопровождается ростом качества обучения, но, напротив, идет параллельно с его снижением.

На протяжении ряда лет в Московском гуманитарном университете (МосГУ) осуществлялось крупнейшее в стране мониторинговое исследование «Молодежь России», в последнее время Центром социологии молодежи Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ активно изучается проблематика интеграции рынка труда и сектора образовательных услуг. В рамках изучения данного направления в 2007-2008 гг. был реализован научно-исследовательские проект «Образовательный потенциал учреждений высшего профессионального образования регионов как ресурс построения инновационной экономики»[1].  В исследовании приняли участие 2870 студентов 2-4 курсов гуманитарного профиля обучения как государственной, так и негосударственной сферы высшего професси­онального образования. География исследования охватывала все феде­ральные округа России и включала следующие субъекты РФ: Центральный ФО (Москва, Московская область, Рязань); Северо-Западный ФО (Сык­тывкар, Петрозаводск, Калининград); Южный ФО (Элиста, Астрахань, Ростов-на-Дону); Приволжский ФО (Самара, Казань); Уральский ФО (Ека­теринбург); Сибирский ФО (Иркутск, Новосибирск); Дальневосточный ФО (Якутск, Хабаровск, Магадан).

Качество обучения и интерес студентов к процессу учебы оценивался в исследовании через ряд вопросов (таблица 1). Анализируя полученные результаты можно сказать, что в ответах студентов нет абсолютной убежденности в реализации в полной мере той или иной позиции в рамках вуза.

Таблица 1.         Оценка потенциала высшего учебного заведения (в %)[2]     

ГВМ

НВМ

ГВР

НВР

Всего

Согласны ли Вы, что Ваш вуз имеет хорошие условия для проведения учебных занятий?

да, в полной мере

45,5

52,7

29,6

38,2

35,6

Удовлетворены ли Вы профессорско-преподавательским составом, который работает на Вашем курсе?

скорее удовлетворен(а), чем нет

59,2

52,2

50,4

42,9

50,3

Согласны ли Вы, что Ваш вуз имеет хорошие условия для занятий наукой?

да, в полной мере

37,7

30,8

24,3

24,3

26,2

Согласны ли Вы, что Ваш вуз имеет хорошие условия для занятий физической культурой и спортом?

да, в полной мере

23,7

31,0

20,9

14,3

21,9

Считаете ли Вы хорошими условия, которые есть в Вашем вузе для занятий художественным творчеством?

да, в полной мере

10,5

14,6

9,4

8,3

10,1

Считаете ли Вы, что Ваш вуз достаточно компьютеризирован?

да, вуз оборудован новыми компьютерами и программным обеспечением

36,2

47,7

38,0

34,8

39,0

компьютеров достаточно, но слабо представлены нужные программные продукты

21,8

24,4

25,7

25,2

25,2

Проводятся ли на Вашем курсе занятия с мультимедийным сопровождением?

да, часто

43,2

37,1

12,8

9,0

18,3

Проводятся ли у Вас занятия, где преподаватель ставит студентам задачу получения

в Интернет необходимой информации в режиме on-line?

да, часто

15,3

6,0

7,9

4,8

7,6

Достаточно ли вуз обеспечивает Вас учебной литературой?

да, вполне

34,6

36,3

28,4

41,2

31,8

Рассеивание ответов между представленными вариантами подтверждает факт разности в целеполагании, понимании значимости у студентов процесса обучения. В ответах для студентов не характерно утверждение каких-либо позиций, скорее доля положительного сомнения. Что касается учебного комплекса, профессорско-преподавательского состава, научной и спортивной деятельности, учебной литературы, то студенты дают довольно высокие оценки по данным позициям. Техническое оснащение вузов не позволяет в полной мере утверждать о внедрении новых образовательных технологий в систему высшего профессионального образования. Среди дополнительных образовательных услуг, которые бы хотели получить студенты отмечены как значимые позиции «изучение иностранного языка», «получение дополнительных профессиональных навыков». В системе региональных вузов информация о дополнительных образовательных услугах, зачастую, не известна респондентам, что может быть оценено как отсутствие таковой в вузах. Большинство студентов считает, что гарантии вуза в отношении трудоустройства необходимы, но далеко не все выпускники, по оценкам респондентов, получают соответствующую поддержку.

По мнению студентов, добиться высокого положения в обществе сегодня можно благодаря добросовестному и честному труду, но образование в данном случае не играет ключевой роли. 40 % опрошенных считает, что факт получения образования еще не гарантирует жизненного благополучия. Для достижения жизненных целей студентам, по их оценкам, необходимо опираться на собственные силы. Хорошим подспорьем на пути к успеху будет помощь вуза в отношении трудоустройства выпускников, что по оценкам респондентов сейчас редкость, а также наличие специальной профессиональной подготовки, наличие связей. В определении того, насколько сегодня подготовка в вузах соответствует требованиям работодателей респонденты отвечают с определенной долей сомнения: «скорее соответствует, чем нет», возможно, отсутствие точных представлений в сознании молодежи, повышает оптимистичность прогноза. При выборе специальности и учебного заведения для ее получения студенты руководствовались преимущественно двумя причинами: «иметь в будущем интересную работу», «получить диплом». Наличие диплома престижного вуза респондентами отмечено как один из ключевых факторов успешной профессиональной карьеры. Образовательный потенциал вуза в целом студентами оценен позитивно, однако в их ответах прослеживается технологический недостаток оснащения учебного процесса. В общем, студенты достаточно оптимистичны в своих жизненных прогнозах, уверены в профессиональных перспективах, смотрят в будущее с надеждой и оптимизмом. По окончании вуза они собираются работать по специальности, повышать свою квалификацию, отчасти заниматься наукой, некоторые, несмотря на общее проявление патриотизма в ответах,  видят реализацию своих жизненных перспектив в другой стране.

Понимание сущности информационной революции в сфере индустриальной экономики должно сводиться к осознанию того, что информационные технологии изменяют не виды деятельности, а их технологическую способность использовать в качестве прямой производительной силы то, что отличает человека от других биологических созданий - способность обрабатывать и понимать символы, генерируя новое знание. Такие изменения структуры современной экономики рассматриваются сегодня как глобальный структурный сдвиг, ознаменовавший переход от «материальной» к «интеллектуальной» экономике, «экономике, базирующейся на знаниях» (knowledge-based economy)[3]. Понятие «knowledge-based economy» определяет в качестве ключевых факторов развития материального и нематериального производства научные знания и специализированные навыки их носителей, обеспечения устойчивого экономического развития. В этой связи неизбежна трансформация социальной структуры общества и формирование «нового социального устройства»[4].

С процессом замещением труда знаниями значимой становится задача аккумулирования интеллектуального капитала, выявления, накопления и распространения информации и опыта, создания предпосылок для распространения и передачи знаний[5]. Одна из функций управления персоналом «развитие персонала» становится функцией «управление знаниями» (knowledge management), изменяя отношение к формированию и привлечению человеческих ресурсов, а также к оценке и использованию человеческого капитала.

«Живое знание» интерпретируется как «мягкий товар» (soft-ware), овеществленное знание - как «твердый товар» (hard-ware). «Софтизация» экономики означает доминирование в процессе производства информационных потоков. Основная доля  человеческой активности выражается не в процессе воздействия на материальные предметы труда, а в процессе «игры между людьми» (game between persons)[6]. Знания и творческий потенциал работников становятся главным фактором эффективности экономической системы, без которого технический и экономический прогресс последней становится практически недостижимой задачей, вне зависимости от объема средств, инвестированных в производственное оборудование и технологию.

Фредерик Уинслоу Тейлор (1856-1915) - родоначальник концепции научной организации производства считал, что для эффективной организации работы предприятия необходимо создать такую систему управления, при которой бы достигался максимальный рост производительности труда при наименьших затратах[7]. У. Тейлором были сформулированы основополагающие принципы управления производством: научный подход к выполнению каждого элемента работы; кооперация менеджеров с рабочими; системный подход к обучению; разделение ответственности. Он утверждал, что «искусство научного управления - это эволюция, а не изобретение» и, что рыночные отношения имеют свои законы и собственную логику развития, для которой нет и не может быть унифицированных решений и подходов[8]. Он, одним из первых, применил в системе оплаты труда точный расчет (взамен интуиции) и ввел систему дифференцированной заработной платы. Суть нововведений У. Тейлора заключается в непосредственной зависимости оплаты работников от результатов деятельности всей организации. В противовес теории У. Тейлора модель антропоцентрической организации труда предусматривает расширение функций работника и переход от разделения труда и узкой специализации к «универсалу». Главной задачей кадровой политики становится раскрытие человеческого потенциала. «Постиндустриальное общество» предполагает формирование новой организационной структуры по типу сетевой модели. Организация, образования по сетевому принципу - это структура, сформированная в соответствии с нормами соорганизации в постиндустриальном, информационном обществе. Именно сетевая форма может обеспечивать содержательность (культурную событийность) образовательной траектории развития и обучения индивида. В такой форме образования события субъектности, ситуации самоопределения, самопроектирования и самоорганизации становятся не случайным, а проектируемым эффектом системного образования. В этой, пока еще поисковой модели,  главной фигурой становится «трансфессионал» - это ведущий поиск навигатор, идущий по лабиринту-траектории своего образования, выделывающий себя и постоянно себя проблематизирующий, не останавливающийся на ставшем состоянии и взрывающий себя. В ситуации размывания границ (социальных, географических, политических), в ситуации перехода образования к открытым моделям в рамках глобальных коммуникационных потоков, образование как сфера должна допускать разные модели воспроизводства, а значит, образование вынуждено становиться сетевым не только в смысле создания информационных баз и информационных потоков и обеспечения доступа к ним через систему «мировой информационной паутины», но и в смысле открытости и доступности разных культурных практик для разных потребителей и субъектов образования.

Тем самым формируется представление о «сетевом образовательном коммунитасе» как пространстве, в котором конкретный человек, становящийся субъектом, собирающий сугубо свой вариант своего образования (начиная от освоения глубоко продвинутых культурных практик и заканчивая простыми формами социализации) является сам предпринимателем своего образования, меняя свою профессиональную и культурную идентичность[9]. Основными задачами образовательной системы становятся: воспроизводство социокультурной практики; порождение и трансляция социальных и культурных форм и образцов, создание ситуации самоопределения и развития индивида, формирование системности мышления. Сегодня образовательная система во многом строится по модели конвейнера, реализуя себя в качестве социального института - посредника  в формировании социально-культурных взаимосвязей разрозненного характера.

 



* Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант №08-06-90104-Мол_а

[1] Грант РГНФ №08-02-05503 е/И

[2] В таблице используются следующие сокращения: ГВМ - государственные вузы Москвы; НВМ - негосударственные вузы Москвы; ГВР - государственные вузы регионов; НВР - негосударственные вузы регионов.

 

[3] Михнева С. Г. Интеллектуализация экономки: инновационное производство и человеческий капитал //  Инновации. 2003. №1.

[4] Иноземцев В. Л. Теория постиндустриального общества как методологическая парадигма российского обществоведения// Вопросы философии. 1997. №10. С. 34.

[5] Мильнер Б. Управление знаниями - вызов XXI века // Вопросы экономики. 1999. №9. С. 109.

[6] Денискина Е. В. Эволюция факторов производства в экономической системе / Е. В. Денискина, И. Н. Сычева// Глобальные и региональные аспекты экономики. Сборник докладов на международной научной конференции / Под ред. А. А. Стриженко. Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2001. С. 155.

[7] Тейлор Ф. Научная организация труда. М., 1925 96 с.; Taylor. F. W. Shop Management. N.Y., 1903. 86 р.

[8] Павлов Ю.Н., Малышева Г.В. Система Тейлора. Взгляд через 100 лет. // Российское предпринимательство. 2003. №11.

[9] Смирнов С. А. Практикуемые модели социально-гуманитарного образования // Преподавание социально-гуманитарных дисциплин в вузах России: состояние, проблемы, перспективы. М.: Логос, 2001. С. 51-58.