И. Г. Биченко: Тезаурусный подход к изучению ценностных ориентаций

 
Тезаурусный подход к изучению ценностных ориентаций
молодежи

И. Г. Биченко

 

Развернутый методологический аппарат для изучения молодежи в состоянии аномии предоставляет тезаурусный подход Вал. А. Лукова. Кратко рассмотрим его.

Центральным понятием описываемого подхода является тезаурус. «Тезаурус - форма существования гуманитарного знания, он в слове и образе воспроизводит часть действительности, освоенную социальным субъектом (индивидом, группой)»[1]. Это понятие характеризуется полнотой некоторого знания, необходимого для определенных целей. При этом полнота является качественной, а не количественной характеристикой, а знание измеряется существенностью, определенной субъектом и находится в ценностной сфере. Отсюда следует структурирование знания в тезаурусе: оно выстраивается не от общего к частному, но от своего к чужому. Свое управляется ценностными параметрами, образующими основу социокультурных установок и запретов. Чужое характеризует не отторжение или неприятие, а индифферентность, оно находится за пределами ценностно определенного. Третья категория - чуждое, характеризуется антиценностью, оно уже враждебно и должно быть исключено из тезауруса, оставив в нем только критику. В зависимости от изменений окружающей среды свое может отдаляться на периферию тезауруса и вытесняться в чужое, так же как и чужое может оказаться потенциальным ресурсом своего и перемещаться ближе к ценностному основанию индивида.

Кроме конструкции свое-чужое-чуждое тезаурус структурируется по принципу иерархии. В зависимости от актуальной ориентационной задачи тезаурус выстраивает знаниевые фрагменты по их значимости. В связи с этим тезаурус характеризуется семиступенчатой  «пирамидой». При этом «с каждой ступенью пирамиды связывается круг наиболее фундаментальных проблем, которые человек решает в течение жизни:

1-я ступень: проблемы выживания;

2-я ступень: проблемы распространения, рождения детей, семьи, секса;

3-я ступень: проблемы власти, иерархической организации общества;

4-я ступень: проблемы коммуникации на уровне чувств (любовь, дружба, ненависть, зависть и т. д.);

5-я ступень: проблемы коммуникации на уровне диалога, высказывания, письма и т. д.;

6-я ступень: проблемы теоретического осмысления действительности;

7-я ступень: проблемы веры интуиции, идеала, сверхсознания».

Высшие потребности обретают значимость когда низшие оказываются удовлетворены, а значит формирование пирамиды происходит снизу вверх: знание вводится в позицию своего на некоторой ступени, если предыдущая ступень уже заполнена.

Необходимо отметить еще несколько характеристик тезауруса. Во-первых, его динамизм: расширение событийного набора тезауруса дистанция своего и чужого мерцает, то есть может находится в разных состояниях в разные моменты времени. Во-вторых, устойчивость: тезаурусы или некоторые их сегменты могут быть однонаправлены, формируя таким образом неконтактные социокультурные общности. Тезаурусы «способны возрождаться и воспроизводиться в новых исторических условиях, нередко отделенных от первоначальных огромными временными отрезками, целыми социально-историческими эпохами».

Общие фрагменты, присущие нескольким тезаурусам называются тезаурусными конструкциями. Представление о тезаурусной конструкции может дать идиома, смысл которой не всегда вытекает из отдельных слов ее составляющих, однако использующаяся в обиходной речи. В ходе социализации индивид формирует свой тезаурус, осваивая фрагменты тезаурусов значимых других. Таким образом индивидуальный тезаурус формируется как пересечение других тезаурусов, составляя с ними тезаурусные конструкции. Совмещения тезаурусов могут возникнуть не только как продукт социализации, но и в результате формирования референтных групп или личностей - находящихся за пределами ближайшего окружения, но составляющими предмет ориентации, в результате исследовательского интереса в направлении некоторого объекта или ситуативного возмущения в социальном пространстве. Каждое из этих явлений задают динамику тезауруса - освоение чужого, отдаление своего и другие трансформации.

Еще один важный термин тезаурусного подхода - тезаурусной конструкции. Это часть тезауруса, которая активизирована субъектом в актуальной жизненной ситуации и представляет собой некоторую целостную композицию. Тезаурусная генерализация является своего рода отражением тезауруса, повторяющим его общий строй и существующим в некотором интервале времени. В случаях, когда это не происходит и тезаурусная конструкция отделяется от тезауруса можно вести речь о ситуации аномии. «При утере в обществе ясной ориентации на те или иные ценности и невозможности для субъекта опереться на ценностные императивы общества тезаурусная генерализация может, иногда неожиданно для субъекта, развернуться на 180 градусов по отношению к базовым представлениям о своем, чужом и чуждом. Здесь возникают феномены ренегатства, ереси, отступничества и т. п.»[2]

Тезаурусный подход позволяет по-новому взглянуть на вопросы возраста, социализации и молодежи. Прежде всего, он представляет возможность отойти от возрастного биологического определения молодежи и представить ее как переходный процесс в течение которого приобретаются новые, не характерные для детского тезауруса знаниевые системы[3]. Молодой человек обладает сразу несколькими тезаурусами, сформированными под действием формирующегося социального становления и актуализирует те или иные тезаурусы ситуативно. Сами тезаурусы также претерпевают изменения связанные с переходностью взросления, иначе говоря находятся в состоянии преобразования. «В зависимости от ситуаций, а в юности их смена происходит нередко очень динамично, на основе тезаурусного репертуара актуализируется та или иная тезаурусная генерализация, наиболее подходящая для данного случая. При этом тезаурусы и сами по себе еще не устоялись и подвержены динамичным изменениям. На тезаурусы периода молодости не могут не влиять определенные психологические черты, свойственные молодым людям и отличающие их от представителей старших возрастных групп. Это, в частности, относится к характеристикам восприятия, внимания, памяти».

В части социализации тезаурусный подход представляет возможность преодоления противоречий социализационных теорий[4]. Этот подход логически проистекает из описанных выше принципов тезаурусной концепции. Основные положения заключаются в следующем: тезаурус конструируется в результате воздействия микро- и макросоциальных факторов, продукты которого распределяются в системе свое-чужое, в соответствии с тезаурусными конструкциями, образованными тезаурусами значимых других. При этом чужое наделяется качествами объекта, референтивностью, а свое, напротив, становится частью субъекта, вплоть до потери осмысленной референции. Социальный опыт передается от поколения к поколению в рамках тезаурусных конструкций. Результативность этого процесса зависит от тезаурусов агентов социализации и оценивается «в соответствии с тезаурусной структурой, характерной для данного общества».

Кратко рассмотрев тезаурусный подход можно сформулировать некоторые новые возможности эмпирического анализа ценностных ориентаций, которые он предоставляет. Ранее упоминалось, что структурообразующие факторы тезауруса имеют ценностную природу, определяя предпочтения индивида в той или иной ситуации. Отсюда можно осуществить обратное построение: отдельный тезаурус объединяет ценностные предпочтения, обеспечивая их сосуществование и непротиворечивость. Таким образом, ценностную систему можно назвать моделью тезауруса. Тогда группа ценностных эталонов будет определять модель тезауруса, а их иерархия встроится в семиступенчатую пирамиду. Далее, модель тезаурусной конструкции также будет формироваться группами эталонов, характеризующими воздействие «социализирующих» и других тезаурусов, воздействующих на тезаурус индивида. Поскольку тезаурусная конструкция является фрагментом тезауруса, ценностные эталоны, с помощью которых возможно ее моделирование, также будут подчинены некоторой иерархии, а значит также представлять из себя ценностную систему. Из этого положения следует важный вывод: если при рассмотрении тезаурусов нескольких индивидов выявляется тезаурусная конструкция, то по количеству тезаурусов, включенных в эту конструкцию можно судить о ее устойчивости. Переходя к ценностным эталонам, можно говорить о степени встроенности эталона в ценностную систему, а значит о его относительном превосходстве. Тогда ценностные эталоны обладают не только сравнимостью, но и иерархичностью, они становятся вписанными в тезаурусную пирамиду.

Сформулировав основные теоретические основания для исследования ценностных ориентаций, перейдем к приложению этих оснований к эмпирическому исследованию. Прежде всего, допустив некоторые упрощения, сформулируем понятие тезауруса в терминах математики, сопоставив с ним понятие множества. Тогда элементы, его составляющее (авторы тезаурусной концепции используют термин «концепт»), будут отображаться в виде членов этого множества, а тезаурусная конструкция будет определяться пересечением множеств.

Дальнейшее рассуждение имеет смысл производить, проиллюстрировав вышесказанное с помощью диаграмм Джонстона (рис. 1). Ограниченные закрашенные области здесь соответствуют множествам, а  пересечения множеств образуются путем наложения цветов. Для пояснения на схеме (а) продемонстрированы множества отдельно друг от друга, без перекрытий, на схеме (б) эти же множества расположены с учетом перекрытия.

 

 

A

F

B

E

D

C

а)

б)

 

 

 

На иллюстрации синее и красное множество пересекаются между собой, образуя область A, которую пересекает желтое множество. Зеленое множество пересекается только с областью пересечения красного, синего и желтого множеств. Оранжевое множество пересекается с желтым и красным множеством, а серое пересекается только с синим. В предположении об описании тезауруса множеством области пересечения А, B, C, D, E, F представляют собой общие для тезаурусов фрагменты. Для того чтобы определить, является ли область пересечения тезаурусной конструкцией, необходимо обратить внимание на то, сколько множеств ее формируют. Например, в области А пересекаются 4 множества, а в области E - 2, значит, область A с большей уверенностью можно отнести к тезаурусной конструкции. Мера принадлежности элемента к множеству говорит о том, что множество является нечетким[5]. Сами множества-тезаурусы также можно описать нечетким множество, так как элементы могут быть в большей или меньшей степени «освоены», что соответствует мере принадлежности.

Анализ внутренней структуры множеств имеет смысл осуществлять, рассматривая не все элементы множества, а только его «особые точки». Также и содержимое тезауруса в полной мере выявить чрезвычайно затруднительно, а для его исследования, как отмечалось выше, возможно использование модели, элементами которой являются ценностные эталоны. Взаимное расположение множеств анализируется с помощью отдельных точек, принадлежащих либо пересечению множеств, либо отдельным множествам. Тезаурусные конструкции в своих «узлах» определяются ценностными эталонами. В результате исследование тезаурусов и их соотношений сводится к исследованию ценностных эталонов, которые являются членами множеств. При этом степень принадлежности эталона к множеству можно измерять путем сравнения эталонов различных тезаурусов, выявляя таким образом степень «встроенности» эталона. В случае тезаурусных конструкций действует такая же закономерность: чем больше множеств пересекаются в одной области, тем с большей уверенностью можно говорить о существовании устойчивого образования. Тогда задача эмпирического исследования тезаурусов состоит в выявлении взаимосвязи ценностных эталонов и их групп.



[1] Луков Вал. А. Тезаурусы. Субъективная организация гуманитарного знания. [Текст] / Вал. А. Луков, Вл. А. Луков - М. : Издательство национального института бизнеса, 2008 - 784 с.

[2] Луков Вал. А. Тезаурус и возраст. [Текст] / Вал. А. Луков  //  Знание. Понимание. Умение - 2008 -№9.

[3] См.: Луков Вал. А. Тезаурусы.

[4] Луков. Вал. А. Тезаурусная концепция социализации. [Электронный ресурс] // ЗПУ-портал. - 2007. - №2 // www.zpu-journal.ru/e-zpu/2007/2.

[5] См.: Zadeh, L. A. Fuzzy sets. Information and Control Vol. 1 [Текст] / L. A Zadeh - London : Portsmouth press, 1985 -  323 c. C. 115-121.