В. Ж. Келле: Формирование инновационной инфраструктуры и молодежь

 

 

ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ И МОЛОДЕЖЬ

В.Ж. Келле

Вопросы, поднятые в статье, неоднократно рассматривались в отечественных изданиях, и обсуждались на различных форумах и конференциях. Поскольку и там и там высказывались разные точки зрения,  важно проследить, какие слова оказались убедительнее для людей, принимающих решения, и воплотились в делах, а также  насколько последние соответствуют поставленным весьма амбициозным целям. Так что оснований для успокоения нет, и в статье данный настрой нашел свое отражение.

 

Реформа: разрыв научных поколений

Разрыв поколений в российской науке явился одним из негативных последствий реформ 90-х годов, частью той деградации российской науки, на которую она была обречена ходом этих реформ. Деградация и частичный развал были прямым следствием тех условий, в которые  поставила ее политика «шоковой терапии». Избранный властью сценарий реформ не оставлял ей никаких других вариантов.

Наука - социальный институт, созданный обществом, зависимый от общества и обслуживающий общество. Она появилась, когда общество само доросло до того уровня, на котором у него появилась потребность в объективном научном знании. Поэтому одним из базисных условий существования науки является ее востребованность обществом. Если у общества потребность отсутствует, она становится излишней, и угасает. Она может существовать только на основах взаимности. В этой форме тоже проявляется зависимость науки от общества. Но она проявляется и в других формах - именно общество снабжает  науку необходимыми ей человеческими, материальными, финансовыми ресурсами.

В спокойные времена эта зависимость остается как бы за занавесом. На сцене же наука как нечто самостоятельное, независимое и для зрителя даже таинственное. Но в периоды радикальных преобразований и чрезвычайных обстоятельств, когда нарушается регулярное поступление в науку необходимых ресурсов, всесторонняя зависимость науки от общества становится очевидной. В пределе отказ науке в ресурсах означает ее гибель.

К этому пределу подталкивал отечественную науку весь ход событий в течение последнего десятилетия ХХ века. И это не преувеличение.

Действительно, фундаментальная наука получает средства из бюджета   государства. Но они были резко сокращены, их хватало лишь на оплату коммунальных услуг и мизерную зарплату. Финансово не обеспечивалась исследовательская деятельность научных институтов и лабораторий.

 

*Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ. Грант № 06-06-00170а.

Это было ударом по двум главным устоям жизни ученого - возможность достойно обеспечить семью и  иметь условия, позволяющие реализовать себя в работе. Дополнительные источники дохода, если их находили, не заменяли бюджетных ассигнований. Начался отток кадров. Уходили прежде всего люди среднего возраста, а именно они составляют активно работающий кадровый костяк науки, и молодежь.

В отличие от фундаментальной, прикладная наука может обеспечить себя, ибо ее продукт имеет цену. В советские времена она выполняла оплачиваемые заказы, и в этой сфере даже тогда существовали элементы товарно-денежных отношений (хозрасчет). После смены режима ее пустили под откос, лишив возможности зарабатывать. Была выдвинута идея «избыточности» науки в России. Точнее было бы сказать, что наука стала излишней, ненужной ни криминальному рынку, ни сырьевой экономике.

В СССР возникало противоречие между сравнительно высоким интеллектуальным потенциалом общества, наличием квалифицированных кадров и действующей  централизованной плановой экономики, которая с большим трудом воспринимала нововведения. В суверенной России противоречие это сохранилось, хотя и в новом обличье. Не рыночная экономика преобразовывалась под влиянием науки и образования, а слабел интеллектуальный потенциал общества под давлением рынка.

Если уже СССР сильно отставал от Запада по темпам обновления технологического базиса производства, то в новой России этот процесс вместо ускорения начал сходить на нет. Потребность в новой технике и технологии неуклонно приближалась к нулевой отметке. А если где-то и появлялась, то удовлетворялась за счет импорта. Наука оказалась никому не нужна: ни государству, занятому приватизацией, ни новоиспеченным буржуа, которые, став в одночасье хозяевами предприятий, занялись не совершенствованием производства, а личным обогащением. Сокращала производство обрабатывающая и легкая промышленность.

Ни своих Фордов, ни своих Гейтсов новая Россия не породила. Высокотехнологичная продукция занимала в экспорте страны 0,3 %.

Экономический спад оказался глубоким и длительным. Полки магазинов заполнялись импортными товарами. Крупный и мелкий бизнес устремился в торговлю, где можно было ожидать быстрого и сравнительно легкого обогащения. Импорт был необходим. Но его масштабы становились уже угрозой национальной безопасности.

Зато процветали добыча и экспорт сырья, угрожая превратить Россию в сырьевой придаток развитых стран.

Когда ассигнования на науку  опустились ниже всех возможных минимумов, и институтам иногда даже нечем было платить зарплату, стала разваливаться отраслевая и исчезать заводская наука, утечка умов в другие сферы деятельности или (реже) за рубеж стала массовой. Обезлюдели научные лаборатории и кабинеты теоретиков. Использовалась и практика отправки оставшегося персонала в неоплаченный отпуск на неопределенный срок.

Выдержало испытания немного сумевших приспособиться к новым условиям отраслевых институтов. Государство помогло устоять нескольким десяткам наиболее сильным из них, придав им статус Государственных научных центров с несколько повышенным финансированием и некоторыми привилегиями.

Сумела сохраниться, не избежав потерь, и академическая наука. Ее спасали относительная независимость от рынка, открытие дополнительных источников дохода, мизерная поддержка государства, помощь иностранных фондов, и объединение институтов в целостную академическую систему.

Не только в советский период, но и до революции наука была институтом государства. Его отношение к науке не было ровным, оно то улучшалось, то ухудшалось. Но, пожалуй, никогда оно не было столь безразличным, как в первое десятилетие «радикальных экономических реформ». Министерские чиновники, ведающие наукой, наблюдали за происходящим в науке спокойно, исходя из того, что российская наука «избыточна» и в ней протекает процесс естественного отбора. Выживут сильнейшие, а избавление от  слабых и случайных работников пойдет науке на пользу. Поэтому беспокоиться нечего. Е. Гайдар, бывший премьером в начале 90-х, в интервью Полу Хлебникову, американскому корреспонденту и честному человеку, позже убитому какими-то подонками, на его вопрос, почему правительство не помогает науке, ответил: «Наука подождет». Но наука  не ждала. Отток из нее тех, кто желал заняться исследовательской деятельностью продолжался. Численность научных кадров уменьшалась, увеличивался лишь их возраст, как и возраст не обновлявшегося научного оборудования.

Не переживали за судьбу российской науки и сторонники развития страны по сырьевому пути. Если основная прибыль идет от простой добычи и транспортировки потребителю природных ресурсов, то такого рода экономика может существовать и в обществе, не имеющем своей науки.

Сложившаяся ситуация давила и развращала даже государственный аппарат: зачем заботиться о науке и новых технологиях, об интеллектуальном потенциале, если государство может безбедно существовать за счет своих природных богатств. Наука, как важнейший интеллектуальный ресурс, оказалась ненужной. Не случайно наша пресса время от времени подбрасывала заказную идею, что Россия может обойтись и без фундаментальной науки, она для нее слишком большая и дорогая роскошь. И вполне объяснима та многолетняя кампания против Академии наук, которую предлагали вывести за скобки науки, превратив из научно-исследовательской организации в «элитный клуб».

То немногое, что было сделано в те годы государством в пользу науки, не спасло ее от деградации. Поэтому имеются все основания считать, что государство и своей пассивностью и некоторыми действиями внесло свой «вклад» в формирование этой негативной тенденции. Не без «помощи» государства сокращалось также  наукоемкое производство. Так что, роль Российского государства в  развитии и использовании науки в этот период была неоднозначной и противоречивой.

Думается, что устойчивый спад производства и сырьевая направленность российской экономики стали глубинной причиной столь длительного кризиса и деградации российской науки, огромных потерь прикладных отраслей и в сокращения ее кадрового состава.

90-е годы были неблагоприятны и для системы высшего образования. Резкий экономический спад, практическое отсутствие спроса на инновации, общее падение престижа науки привели во многих вузах к угасанию интереса к научной работе. Среди молодежи распространялся чисто прагматичный подход к высшему образованию: оно дает диплом, открывающий доступ к денежной работе. А возможность свободного выезда из страны обернулась утечкой умов. Молодежь потянулась за границу. Усилилась ориентация, в том числе государственных органов, занимающихся образованием, на западные образцы, что препятствовало установлению эффективного взаимодействия науки и производства, прежде всего, в сфере гражданской экономики.

Разрыв поколений в науке возник потому, что отток из науки не восполнялся притоком свежих сил. Оканчивающая учебу молодежь стала избегать научной карьеры, не шла в науку. Объясняется это в первую очередь состоянием науки. Что она могла ждать от работы в сфере науки? Низкую зарплату, невозможность начать нормальную жизнь после окончания вуза, иметь свою квартиру, прокормить семью и т.д. Это отталкивало молодежь. Но без полноценной научной смены наука существовать не может.

Плохо было и то, что упал престиж науки в обществе, шкала ценностей которого сильно изменилась. Первые места заняли денежные профессии бизнесмена, менеджера, адвоката и т.д. Простое стремление к знанию перестало быть значимым мотивом при выборе профессии. Его заменил  прагматичный подход.

Разрыв поколений - прямое следствие реформ с их рыночной идеологией и психологией, с пренебрежительным отношением к науке. Эта опасная тенденция вообще поставила под вопрос будущее российской науки.

 

Страна: долгий выбор инновационного пути

Прежде всего, следует определиться с тем, что представляет собой инновационный путь развития. Нечто новое изобреталось в обществе во все времена. Затем это новое включалось или по разным причинам не включалось в исторический процесс, в деятельность людей. Здесь многое зависело от конкретных условий. Показательны в этом отношении судьбы паровых машин Ползунова и Уатта. Первая свидетельствовала о  таланте ее изобретателя, но никакого влияния на экономику не оказала. Вторая произвела переворот в производстве. А все дело в том, что Ползунов  столкнулся с безразличием феодального общества и самодержавного государства к использованию своего изобретения, а в Англии происходила промышленная революция, и машина Уатта в нее органически вписалось.

Если такое включение произошло, его обозначают термином нововведение. Предметом анализа в статье являются нововведения в технике производства и его продукции. Технический прогресс во все века был результатом нововведений. Различались лишь масштабы нововведений и темпы технического прогресса, который мог быть и медленным и быстрым.

До середины Х1Х века опорой технических изобретений был в основном эмпирический опыт производства. Прежняя наука была далека от практики, больше искала способы своего применения. Но затем ее роль начала меняться. Использование энергии электричества уже было невозможно без открытий Гальвани, Фарадея, Максвелла, без создания электродинамики. Фундаментальная наука позволила поднять техническое знание на уровень технической науки. Развитие науки в Х1Х - первой половине ХХ столетий открыло принципиально новые  возможности для технического прогресса и значительно его ускорило, что в итоге привело к утверждению капиталистического индустриального общества. США и страны Западной Европы были лидерами этого процесса. Как показали экономисты (Й. Шумпетер и др.), именно технические нововведения явились главным источником экономического роста и увеличения производительности труда.

Как показал еще К. Маркс, стимулирующей, хотя и весьма противоречивой  социально-экономической формой динамики производства были усовершенствованные капитализмом рыночные механизмы.

К началу ХХ века определились и капиталистические страны «второго эшелона», которые уже имели определенный промышленный потенциал, но экономически отставали от лидеров, и сохранили значительные остатки традиционного общества. В их числе была и Россия. Эти страны стремились преодолеть свою отсталость и в технико-экономическом отношении приблизиться к уровню развитых стран. Таким образом появилась идея «догоняющей модернизации». И в СССР лозунг «Догнать и перегнать» был весьма популярен в течение многих десятилетий. Но особенно широко идея модернизации распространилась  в послевоенный период, поскольку ее подхватил ряд стран, освободившихся от колониальной зависимости. Тогда и определился ее смысл.

Модернизация - это форма перехода от традиционного общества к индустриальному. Существуют и предлагаются различные модели модернизации, но важно подчеркнуть, что она привязана именно и только к этому историческому периоду, хотя для различных стран он может наступать не в одно и то же время.

К новому качественному рубежу история подошла после Второй мировой войны под влиянием процесса, который в отечественной литературе обрел название научно-технической революции. Ее стержнем была и остается информатика, появление и быстрое развитие информационных технологий, создание компьютеров, информатизация общества. Но не только. Из эпохальных достижений следует назвать атомную энергетику, выход человека в Космос, биотехнологию. Фундаментальная наука не только открывает все новые и новые перспективы для технологического прогресса в самых различных областях практической деятельности, но и становится прямым источником новых технологий. Их разработка и использование под именем инноваций становится повседневной задачей науки и производства.

Наука проникает в производство, преобразует его технологический базис и сферу управления производственным процессом. Термин «инновация» получает широкое распространение.

Инновация, конечно, прежде всего, есть нечто новое - новая технология, новое изделие. Но это не просто новый продукт, а новый товар, т.е. продукт в товарной форме, имеющий рыночную стоимость. Это,-  необходимая экономическая составляющая (форма) инновации.

Связь производства с наукой, ее достижениями превращает в норму совершенствование и постоянное обновление, как производства, так и выпускаемой продукции. Таковы особенности инновационного развития экономики. Оно является основой перехода от индустриального общества к постиндустриальному. Таково его место в истории.

По всем своим показателем как государства Россия должна перейти на рельсы инновационного развития. Других вариантов у нее нет. Это понимало еще советское руководство, выдвигая лозунг овладения достижениями научно-технической революции. Однако эта задача была решена лишь частично в сфере военно-промышленного комплекса. Страна первой запустила реактор для мирного использования атомной энергии и первой вышла в Космос.

В целом же громоздкая и малоэффективная система связи науки с производством в СССР оказалась непригодной для создания инновационной экономики. Отчасти объясняется это тем, что оплата труда рабочих и управленцев была жестко привязана к выполнению плана, а «внедрение» новой техники нарушало ритм производственного процесса, что било по карману работников. Поэтому ограничивались частичной рационализацией действующей техники, а ее обновление, использование новых прорывных технологий сталкивалось с многочисленными препятствиями.

Не случайно не увенчалась успехом и попытки М.С. Горбачева провести политику ускорения технического прогресса и экономического роста.

В течение 90-х гг. экономический спад только ухудшал стартовые позиции для вступления России на инновационный путь. Лишь в конце их появились признаки некоторого улучшения экономического положения.

Экономическая реформа внесла принципиальные изменения в формирование социально-экономической составляющей инновационного развития. Если от Советского Союза Росси получала уровень науки, на который можно было опираться  в инновационном развитии, то теперь его надо было соединять не с плановой, а рыночной экономикой, т.е. налаживать рыночные механизмы, опирающиеся на свободу собственности, конкуренцию, прибыль. Открывались широкие возможности для проявления частной инициативы в производстве, и появления спонтанных процессов самоорганизации. Другим полюсом является государство, утверждающее «правила игры». Установления оптимального соотношения между самоорганизацией и государственным регулированием - одно из условий  экономического успеха.

Хотя Россия понесла большие потери во многих областях, удалось сохранить стартовые условия для ее вступления на путь создания инновационной экономики. В стране имеются предприятия, работающие на современном технологическом уровне. Но их удельный вес в экономике невелик, и они еще не могут обеспечить инновационный путь развития всей страны. Выжила и российская наука, что также является условием принятия инновационной стратегии.

Инициатором вступления России на путь инновационного развития стало государство. В марте 2002 года глава государства подписал документ, определявший контуры научно-технологической политики государства на ближайшую перспективу[1]. Политика нацеливала на движение России по инновационному пути. В документе провозглашалось, что Россия вступает на этот путь, и указывались принципы, которыми должен руководствоваться государственный аппарат в ходе реализации объявленной цели.

Это было рубежное решение, означавшее отказ от тупикового для страны сырьевого сценария. Это был стратегический выбор. Он вовсе не снижал значимости сырьевой составляющей экономики. Просто эта сфера передвигалась на положенное ей место. И она выигрывает от этого перехода, т.к. использование новых технологий для добычи и переработки сырья во много раз увеличивает производительность труда и стоимость продукции. Инновационный путь открывает новые перспективы и перед страной в целом, ее экономикой, и перед российской наукой и образованием. Естественно, что научное сообщество страны поддержало эту линию.

Публикация упомянутого документа несколько оживила инновационную активность, но перелома не произошло. За прошедшие годы в этом направлении было сделано мало. До сих пор отсутствуют некоторые законодательные акты, необходимые для инновационной деятельности, регулирования отношений интеллектуальной собственности и т.д. Наряду с этим, проводилась неадекватная, а подчас даже дискриминационная в отношении науки, политика исполнительной и законодательной власти, неоднократно вызывавшая протесты и критику со стороны научного сообщества. Так, законодательно отменялись налоговые, льготы, используемые во всем мире для стимулирования инновационной деятельности и т.п. Чиновники полагали, что уровень значительного большинства научных институтов не отвечает современным требованиям, и по-прежнему продолжали считать, что для России инновационное развитие - задача не ближайшего, а более отдаленного будущего. Эта оценка позволяла аппарату использовать идеи инновационного развития для выработки  проектов реформ, ориентированных на неоправданные преобразования и дальнейшее сокращение числа и работников и институтов. Многие из этих проектов были с возмущением встречены научным сообществом и отвергнуты как губительные для науки. Протест ученых был отчасти услышан, и некоторых наиболее ретивых «проектантов» перевели на другие должности, не связанные непосредственно с управлением наукой, а их проекты отправили в переработку. Но напряженность и недоверие в отношениях науки к власти сохранились, поддерживаясь тем, что аппарат  продолжал проводить свою линию, хотя и в более осторожных формах.

Очень несвоевременным для России, необдуманным, расхолаживающим явилось утверждение, что технический прогресс себя исчерпал. Оно напоминает неоднократно в течение предыдущего столетия выдвигавшуюся идею, что та или иная научная дисциплина или даже наука в целом подходят к пределу познания. И хотя само развитие науки каждый раз ее опровергало, она появлялась вновь и вновь. Теперь идею «конца» приложили к технологическому прогрессу. И тут же она была опровергнута появлением нового, технологически весьма продуктивного, но еще непредсказуемого в своих последствиях направления - нанотехнологии. Осознание перспектив, которые она открывает, усилило внимание власти к вопросам инновационного развития страны. В новом столетии она окрепла, вышла из экономического и финансового кризиса, в основном расплатилась с внешними долгами и накопила средства, позволяющие ей создать бюджет развития, осуществлять значительные инвестиции в образование , науку, инновационную деятельность. Но в целом  страна по инерции следовала сырьевому сценарию, хотя кое-где  проявлялась инновационная инициатива.

Процесс выборов нового президента России и передачи ему верховной власти проходил под лозунгом решительного вступления страны на путь инновационного развития. Пришло время заменить декларации реальными делами, активными действиями. На федеральном уровне разработаны важнейшие программы, такие как программа фундаментальных исследований, программа подготовки научных и научно-педагогических кадров, различные целевые программы, касающиеся нанотехнологии и других приоритетных направлений. Были разработаны меры поддержки молодых ученых. Выделялись лучшие, им увеличивалась оплата труда. У молодых семей появилась перспектива приобретения жилья на льготных условиях. Всего на реализацию программ государство выделило около триллиона рублей - сумму, которую оно ранее никогда не вкладывало в науку.. Наконец, разработана и принята общая программа развития страны до 2020 года, рассчитанная на то, что Россия войдет в лидирующую группу экономически развитых стран.

Проявляемая  на уровне высшего руководства активность вселяет надежду, что ближайшие годы действительно станут переломными.

Важно учитывать, что этот переход на инновационный путь не исчерпывается решением чисто технологических задач, а коренным образом, буквально на 180 градусов меняет всю ситуацию, затрагивает все стороны социальной жизни и культуру. Наука и образование становятся действительными приоритетами.

Обстановка перехода на  инновационный путь развития выдвигаетс на передний план проблемы  формирования инфраструктуры инновационной деятельности, и принятия   мер для преодоления кадрового голода, вовлечения молодежи в сферу науки.

 

Инновации: механизмы развития

Инновационное развитие экономики предполагает, что инновации  создаются не от случая к случаю, а идет постоянный процесс совершенствования технологического базиса и выпускаемой продукции. Для решения этой задачи в развитых странах создаются инновационные системы(ИС), обеспечивающие генерирование инноваций и полноценный комплексный подход к решению проблем технологического развития.

Перед Россией стоит проблема формирования национальной инновационной системы. Создание инноваций - ее главная задача - является процессом преимущественно научно-технологическим. В него вовлечены специалисты в области естественных и технических  наук, математики, инженеры и техники, конструкторы и менеджеры - организаторы коллективов разработчиков инновационного продукта.

Однако каждая ИС включает не только технологическую, но и социально-экономическую составляющую.

Инновационный процесс, осуществляемый  на постоянной основе в национальных масштабах, нуждается в разнообразных вспомогательных службах и средствах как чисто научных, так и социальных,  поскольку он протекает в определенном обществе, во взаимодействии с производством, рынком, конкретной финансовой и правовой  структурами. Ему требуются инвестиции, материальное стимулирование, правовое, информационное, организационное и т.п. обслуживание. С помощью этого комплекса, составляющего инфраструктуру ИС, запускается и поддерживается динамика процесса создания и реализации инновационного продукта.

Инфраструктуру можно разделить на исследовательскую и социально-экономическую. Первая является частью технологического процесса создания инноваций. «Под исследовательскими инфраструктурами понимаются объекты, ресурсы и связанные с ними услуги, используемые научным сообществом для проведения передовых исследований, а также для передачи, обмена и сохранения знаний»[2]. Данное определение охватывает широкий круг вспомогательных средств, в том числе, центры коллективного пользования, уникальные стенды, базы данных, архивы, научные коллекции, а также формирование исследовательских сетей и т.д. В европейских странах существуют специальные организации, целью которых является  укрепление и расширение исследовательских инфраструктур, вплоть до создания инфраструктур общеевропейской значимости, дальнейшего развития на этой основе международного сотрудничества ученых. В России также ведется работа по созданию исследовательской инфраструктуры, например, Центров коллективного пользования научными приборами и различными инструментами, если они редкие , дорогие и нужные многим творческим коллективам. Такие центры распространены и используются не только в инновационной, но вообще научной деятельности. Они позволяют экономить средства, открывают доступ к самым современным приборам, способствуют развитию научного сотрудничества в том числе и с зарубежными коллегами. В стране существует 56 центров коллективного пользования, на которых  уже в начале 2007 г. действовало 1674 единиц научного оборудования.

Социально-экономическая инфраструктура обслуживает процесс создания инноваций, связываая ИС с обществом, его потребностями, делая возможным ее функционирование в условиях рыночной экономики, определенной организации общественной жизни и социокультурной среды с ее традициями, законами, нормами, факторами, побуждающими людей заниматься инновационной деятельностью. Она также регулирует процессы создания, коммерциализации и распространения инноваций. Инфраструктуру ИС наполняют организации, выполняющие разнообразные экономические, управленческие, финансовые, юридические, информационные, сервисные и другие функции, направленные на стимулирование и обеспечение требуемой динамики инновационного процесса.

 В технологическом плане создание инновации проходит ряд этапов, начиная с замысла, поиска путей практической реализации идеи и вплоть до создания готового образца, его испытания и передачи в производство. Инфраструктура призвана, на основе использования социально-экономических средств и механизмов. обеспечивать возможность работы на каждом этапе, переход от одного этапа к другому, коммерциализацию готового инновационного образца, его передачу в производство, обратную связь с рынком и т.д. Требуется экономически заинтересовать участников создания инновационного продукта. В общем, наличие хорошо действующей инфраструктуры - условие нормального функционирования ИС.

Для России создание инфраструктуры ИС - ключевая проблема. Но у нас не было кадров, способных работать в инновационной инфраструктуре в условиях рынка. Поэтому надо заново создавать  всю основанную на принципах рыночной экономики социально-экономическую инфраструктуру и готовить кадры специалистов для работы в этой сфере.

Особое значение имеет наличие специалистов по управлению инновационным процессом или инновационных менеджеров - главных фигур в организации работы по созданию инновационного продукта и в его успешной коммерциализации. В условиях рынка, прежде чем начать разработку инновационного продукта, надо оценить его коммерческую перспективность, а также возможный жизненный цикл инновации и делать это при недостатке нужной информации. А это лишь одна из множества проблем, которые менеджер должен решать. Вот что писали ректоры двух петербургских вузов в статье, посвященной как раз этой теме.: «В России сегодня просто катастрофически не хватает специалистов, профессионально подготовленных для этой сферы и психологически готовых к тому, чтобы в условиях неопределенности работать эффективно, да еще и получать от этого удовольствие»[3]. Высказанное ими утверждение они подкрепляют такими цифрами: «По экспертным оценкам различных источников, требуется от 40 тыс. до 1 млн специалистов по управлению инновациями»[4].

С самого начала создателями инноваций в экономически развитых странах были крупные фирмы, корпорации, которые имели необходимые для инновационной деятельности  капиталы и квалифицированные кадры. Они могли выделять значительные средства для финансирования научных иссле5дований и технологических разработок, иметь собственные лаборатории, проводить испытания новых изделий и их совершенствовать, запускать в производство и через рынок доводить до потребителя. Создание и реализация инновационного продукта была для них мощным средством в борьбе за рынок сбыта и заказы государства. Фирмы патентовали свои изобретения, и скупали патенты, чтобы либо использовать их, либо заморозить. Решение определялось исключительно коммерческими интересами. Количество полученных конкретной фирмой патентов является показателем ее инновационной активности. И сейчас такие транснациональные корпорации как Боинг, Сименс, Филиппс или Мицубиси являются своеобразными символами научно-технологического прогресса.

Уже в 70-е гг. прошлого столетия в США и ряде других стран стал развиваться малый инновационный бизнес. Он не имел больших накладных расходах и не нуждался в таком управленческом аппарате, как крупные фирмы, что делало его более экономичным.  Он оказался весьма эффективным в создании инноваций  и вскоре стал полем повышенной инновационной активности. Но опыт показал, что его нормальное функционирование и развитие возможно лишь при поддержке законодателя и наличии сложной и разнообразной социально-экономической инфраструктуры.

Таким образом, в инновационной инфраструктуре отражены особенности и потребности двух видов производителей инновационного продукта - крупных корпораций, и малого и среднего инновационного бизнеса.

Крупные фирмы самодостаточны в том смысле, что они объединяют под единым управлением процессы создания инновационного продукта, его массовое производство и продажу. Долгое время вообще считалось, что в условиях рыночной экономики именно и только крупный бизнес, концентрирующий огромные интеллектуальные и финансовые ресурсы, способен развивать наукоемкое производство  и быть двигателем научно-технологического прогресса. Но, в конце концов, он должен был потесниться и дать дорогу среднему и малому инновационному бизнесу.

В реальной экономике оба эти блока могут существовать самостоятельно, но могут и сотрудничать и это сотрудничество дает позитивные результаты. Крупный бизнес не только привлекает к себе разработки малых предприятий, но и сам стимулирует их создание, передавая им часть работы. Это сотрудничество взаимовыгодно, ибо малый бизнес имеет заказчика и гарантированного покупателя его продукции, а крупный уменьшает свои затраты на разработку инновационных идей. 

Малый и средний инновационный бизнес получил в развитых странах значительную поддержку со стороны государства. Специально для его обслуживания формировалась социально-экономическая инфраструктура, которая обеспечивала благоприятные условия для работы на разных этапах создания инновационного продукта и его коммерциализацию

Важнейшим компонентом инновационной инфраструктуры являются технопарки, которые предоставляют фирмам на конкурсной основе и льготных условиях помещения, оборудование, информационное обслуживание и др. услуги необходимые для разработки инновационных идей и производства инновационной продукции.. В России получили некоторое распространение инновационно-технические центры (ИТЦ) и   наукограды.  В технопарках и ИТЦ  создаются т.н. инкубаторы, используемые в начале работы, когда сама идея инновации, зародившись, еще не приобрела должной определенности, и когда неясно, будет ли достигнута намеченная цель или нет. Инкубатор - структура, оказывающая очень нужную помощь в процессе генерирования новых технологий.

Далее. Обычные банки неохотно дают кредиты под разработку инноваций. Разработка инновационного продукта - дело весьма рискованное. Может получиться, а может и не получиться. Тогда взятый кредит пропадает, т.к. отдачи нет. Но риск оправдан, если разработка будет успешной, ибо прибыль от нее во много раз больше обычной. Эта установка и привела к появлению т.н. венчурных фондов или банков с рисковым капиталом, создаваемых специально для финансирования инновационной деятельности малого и среднего бизнеса.

В состав инфраструктуры входят также различного рода обслуживающие инновационную деятельность фирмы - консалтинговые, внедренческие, информационные и т.д.

Отсутствием необходимых элементов инфраструктуры ИС в значительной мер объясняется задержка вступления России на путь инновационного развития.

Государство, как политический институт, не относится к инновационной инфраструктуре, Оно обслуживает  потребности всего общества, но играет важную роль в создании и жизнеобеспечении ИС. Это одна  из  решаемых им задач. В инновационной сфере от государства во многом зависит, насколько успешно страна будет продвигаться по пути инновационного развития. Оно вырабатывает и проводит конкретную инновационную политику, формирует правовое поле для инновационной деятельности, включающей систему законов, касающихся интеллектуальной собственности, патентного дела, регулирования отношений субъектов деятельности, научно-технологического сотрудничества с зарубежными партнерами, выработки системы налоговых и иных льгот для стимулирования инновационной активности и т.д.

Государство не только создает политико-правовые предпосылки для инновационного развития, и является главным действующим лицом в формировании инфраструктуры ИС, но и само непосредственно принимает участие в организации инновационной деятельности. Будучи мощным инвестором, оно финансирует фундаментальную науку, вкладывает большие или меньшие средства в научно-технические разработки, необходимые для обеспечения общенациональных интересов (оборона, экология, социальные нужды и др.), сотрудничает с частным капиталом.

Государство заинтересовано в том, чтобы бюджетные деньги расходовались эффективно, давали отдачу. И она вправе осуществлять контроль. Но при этом оно должно учитывать специфику науки как вида творческой деятельности. Она нуждается в автономии и должна быть ограждена от некомпетентного вмешательства в творческие процессы.

Кроме того, опыт свидетельствует, что недостаточная эффективность расходуемых средств может объясняться и состоянием самой науки, и плохой организацией дела, недостаточным развитием  инфраструктуры. Поэтому здесь каждый раз следует смотреть конкретно, не стричь под одну гребенку.

Технологическим центром  ИС являются опытно-конструкторские разработки (ОКР). Именно в этом звене происходит материализация идеи, превращение замысла в реальный инновационный продукт. Этот этап создания инновационного продукта требует наибольших капиталовложений. Для государства важно привлечь сюда частный капитал. Без его участия инновационный процесс не сможет достичь должной интенсивности. Бюджетных средств недостаточно для обеспечения требуемых темпов технологического прогресса. А динамику обновления следует учитывать. Примером может служить прогресс информационных технологий. Его темпы просто головокружительные

Поэтому государство заинтересовано в сотрудничестве с бизнесом, которое позволяет привлечь инвесторов, в том числе иностранных, в инновационную сферу. Но основными являются отечественные инвестиции.

Очевидно, что не может быть речи о замыкании российской науки в себе. Российская  наука - часть мировой и развитие широкого и многообразного научного сотрудничества, международных контактов российских вузов, обмен студентами и преподавателями и т.п. является постоянным аспектом ее существования, и ее динамики.

Роль государства в этой области особенно значительна. Оно помогает налаживать научное сотрудничество, защищает интересы страны, российской науки и отечественных ученых за рубежом. Но не следует упускать из виду, что российская наука и система образования имеют свои традиции, формы организации, они адаптированы к историческим условиям страны. Глобализация в научно-технологической сфере не равна полной потере национальной специфики, стиранию исторических особенностей. Российская наука и отечественная система образования  способны обеспечить должный  уровень интеллектуального потенциала страны.

 

Молодежь: преодоление разрыва поколений

Главной функцией системы высшего образования в инновационном процессе является подготовка кадров высшей квалификации для научных исследований, технологических разработок и практической работы в сфере инновационной инфраструктуры. Инновационная деятельность предъявляет повышенные требования к качеству высшего образования, ибо нуждается  не просто в специалистах, а в людях творческих, способных генерировать новые идеи и реализовывать их на практике. Стоит задача еще в стенах вуза вовлекать молодежь в инновационную деятельность, формировать у нее соответствующие ценностные ориентации, создавать благоприятные условия для самореализации.

Специалистов такого уровня готовят вузы, которые сами являются центрами инновационной активности, выдвигают инновационные идеи,  занимаются технологическими разработками. В этом качестве они становятся  важной составляющей национальной инновационной системы, содержательно  включаются в инновационный процесс, и вся инфраструктура обращается к обслуживанию их инновационной деятельности. Не случайно, во многих развитых странах с университетами связаны технопарки, создающие условия для работы на различных этапах инновационного процесса, обеспечивающие информационное обслуживание, коммерциализацию готовых изделий и т.д. .

Имеется богатый и многолетний зарубежный опыт участия элитных университетов в инновационном процессе в качестве его интеллектуальных источников. Как это происходит?

В 1968 г. был опубликован перевод книги  американского профессора К. Рэнда под названием «Кембридж - научно-технический центр США». Первая глава книги называется «Дорога 128». Эта дорога полукольцом охватывает г. Бостон, упираясь в морской залив. Во второй половине 50-х гг. местность, по которой она проходила, была облюбована инновационным бизнесом и стала заполняться заводскими корпусами и зданиями фирм, занятых разработкой и производством новых технологи. Причин этому несколько. Но главной является близость Массачусетского технологического института (МТИ) и Гарвардского университета. Расположены они в Кембридже - одном из пригородов Бостона. Их престиж велик. В них собраны ученые экстра класса. Результаты исследований  ученых могли подпитывать бизнес новыми идеями. Поэтому для него интеллектуальные ресурсы были наиболее ценны. «Несколько ученых и инженеров могут обеспечить работу сотням людей»[5].  В эти годы бум переживала аэрокосмическая промышленность, на инновационный продукт можно было получить государственный заказ, что сулило, в случае удачи, быстрое обогащение. И пространство вдоль дороги  заполнялось все более плотно. Государство поощряло этот процесс. Десятки фирм были созданы и выпускниками МТИ. Дорога 128 становилась легендарной. Итог этой главы автор подводит так: «Можно привести множество... показателей переплетения мира промышленности с университетской средой. Одной из наиболее поражающих вещей, характеризующих такое переплетение, является взаимное воздействие этих двух факторов - их взаимное оплодотворение»[6].

В настоящее время «спутниками» МТИ являются 4000 наукоемких фирм, а годовой оборот всего комплекса составляет около 600 миллиардов долларов[7].

Другой аналогичный  пример - Англия, давшая миру множество открытий и изобретений, на которых выросла современная цивилизация. Один из старейших университетов этой страны - Оксфордский вносит свою лепту в инновационный процесс. Его выпускниками основано более 300 фирм, которые непосредственно связаны с университетом, и в целом составляют учебно-научно-инновационный комплекс с годовым оборотом в 5 миллиардов долларов[8].

Эти примеры являются  иллюстрацией той роли, которую университеты способны играть в  интеллектуальном обеспечении сферы инноваций.

Инновационные идеи приобретают значение, когда они востребованы экономикой, государством, обществом, когда для их разработки выделяются инвестиции. Соединение интеллектуального потенциала вузов и экономического потенциала бизнеса в итоге дает инновационный процесс. Заинтересованность в инновационном продукте государства делает его важным источником финансирования инновационных проектов.

Конечно, МТИ столь органично и эффективно включен в инновационную деятельность, потому что  обладает сильной наукой, а учебный процесс ведут крупные ученые. Близких к нему по уровню университетов и в США единицы. Но он задает планку.

Перед отечественной системой высшего образования задача подготовки квалифицированных кадров и для инновационной деятельности не является ни новой, ни неожиданной. В послевоенный период она стояла всегда.

Поиск и отбор талантливой школьной молодежи с помощью конкурсов, олимпиад, детских кружков научно-технического творчества, математические и другие спецшколы, широкое фундаментальное высшее образование, занятие со студенческих лет научными исследованиями, участие в работе творческих коллективов давало позитивные результаты.

Но реально в полной мере эту задачу могли выполнять, как и в США, лишь небольшое количество вузов - МГУ, Физтех, Институт им. Баумана и еще некоторые университеты, естественнонаучные и технические вузы.

Затем многое из этого набора средств раннего воспитания талантов было утеряно. Лишь в последнее время стало кое что возрождаться, например, кружки, приобщающие детей к научно-техническим знаниям и творчеству.

Если на Западе наука базируется, в основном, в университетах, то в советский период средоточием фундаментальных исследований  была Академия наук, а технологических разработок - отраслевые институты. Вузовская наука в большинстве случаев была значительно слабее. В вузах сочетание научной и учебной работы было привилегией немногих.

За годы реформ система высшего образования претерпела существенные изменения. Возникли частные высшие учебные заведения, а в государственных было ограничено бесплатное обучение. Аналитики отмечают снижение  качества подготовки на разных уровнях образования, и.   

Широкое распространение получила коррупция. Считается, что это явление возникло на «стыке» разлагающего влияния российского «рынка» и бюджетного недофинансирования сферы образования, ее слишком медленной адаптации  к новой экономической реальности. В итоге - оплаченные экзаменационные оценки, липовые курсовые, фальшивые дипломы, заказные диссертации, подкупленные оппоненты, и т.п. А когда деньги открывают все двери и решают все проблемы, идет профанация целей и ценностей образования, как у обучаемых, так и у обучающих. По этому поводу в адрес вузов в нашей прессе высказываются нелицеприятные суждения.

Общая характеристика системы образования - позитивная или негативная - зависит в первую очередь от оценки его качества. С этим в России большие проблемы. Однако, по мнению авторитетных ученых, проходящие в стране реформы в сфере  образования не только не способствуют улучшению его качества, но ставят под вопрос само исторически сложившееся в России понятие качества образования.

В его трактовке  выявились две точки зрения.

Одна, принятая  научным сообществом, состоит в том, что высокое качество образования в лучших отечественных вузах отличается  своей фундаментальностью, т.е. солидной теоретической подготовкой, и междисциплинарностью. За сохранение этой традиции в современной трактовке качества образования выступают и крупные ученые.

Другая делает акцент на компетентности, т.е. усвоении комплекса профессиональных знаний и навыков, необходимых для работы в конкретной специальности. Эта позиция прагматичного отношения к образованию доминирует в среде связанных с ним чиновников и, очевидно, все шире распространяется среди молодежи. Сторонники этого подхода довольно пренебрежительно отзываются о традиционном понимании качества образовании, считая, что оно не отвечает современным требованиям.

Но идущие сверху реформы образования неоднозначно воспринимаются научным сообществом. Особенно серьезные возражения вызывает настойчивое навязывание западных образцов, подрывающих  фундаментальность высшего образования.

Видимо, вследствие этого различия министерские чиновники не горят желанием знакомить общественность вузов с проектами образовательных  реформ. В результате, как сказал ректор МГУ В. Садовничий, получается, что «интересам развития образовательной сферы отвечают далеко не все законодательные новшества». Из двух десятков принятых в последнее время нормативных актов он отметил полезность только одного закона - об интеграции образования и науки[9]. Естественно, что ректорский корпус, сознавая свою ответственность, не желает с этим мириться, и считает своим долгом «противостоять насаждаемым сверху разрушительным инициативам, не согласованным с профессиональным сообществом»[10].

Полемика по этому вопросу имеет принципиальное значение для организации системы образования. Качество специалиста зависит от того, кто и как будет его обучать. Зарубежный опыт и образцы, бесспорно, надо изучать, учитывать и использовать, но не за счет потери таких очевидных отечественных интеллектуальных ценностей как фундаментальная наука и фундаментальность образования и среднего и высшего. А установку, что вложения в человека самые прибыльные, или опыт ряда азиатских стран вырвавшихся из отсталости именно за счет мощных инвестиций в образование, надо бы иметь в виду.

Вступление страны на инновационный путь развития означает, что страна намеревается двигаться вперед, опираясь на интеллектуальные ресурсы. Но, в отличие от природных, они не существуют в готовом виде, и их требуется не брать, а готовить и формировать. Этим и занимается система профессионального образования. И работать она должна безупречно - целенаправленно и эффективно.

Прорехи в науке и системе образования, как последствия их длительного недофинансирования, которые сказываются до сих пор, надо устранить, чтобы они могли заработать в полную силу и на современном уровне.

Речь идет об усилении вузовской науки, интеграции науки и образования, укреплении связей между вузовской и академической наукой, улучшении качества образования.

Речь идет также о  преодолении или, во всяком случае, резком сокращении коррупции. Она заменяет реальное образование его имитацией, и потому абсолютно с ним несовместима

Уже в 2008 г. предприняты и запланированы  меры по устранению слабых звеньев в системе образования и очевидных назревших изменениях, отвечающих потребностям инновационного развития России.

Решение задачи ускоренного преодоления разрыва поколений в науке и инновационной деятельности путем подготовки на самом высоком уровне требуемых специалистов возложено на федеральные исследовательские  университеты.  Пока открыто два таких университета Сибирский и Южный. Но правительство намеревается  довести их число до 10-11.  Они создаются по образцу самых передовых западных университетов. Это будут инновационные, исследовательские университеты с большим числом студентов, сильным преподавательским составом, интеграцией науки и образования. В их бюджет закладываются большие финансовые средства. Они формируются на базе нескольких существующих вузов, включают имеющиеся в регионе академические институты и другие необходимые ему подразделения.

Им отводится базовая роль в решении ключевой для страны проблемы вовлечения молодежи в научную и инновационную деятельность, в подготовке кадров для  отечественной научно-технологической сферы.. Но именно на федеральные университеты возлагаются основные надежды. Конечно, наряду с образовательной деятельностью они должны развивать и науку, стать центрами инновационной активности в регионах.  Пока идет процесс их становления и многие вопросы еще ждут своего решения.

Уже в ходе их формирования обнаружился ряд проблем, от решения которых во многом будет зависеть эффективность и качество его работы. Сам университет наделяется значительными правами и будет более самостоятельным в решении своих задач, чем обычные вузы. Но неясен вопрос о правах и степени самостоятельности вошедших в него институтов,  будут или нет они целиком подчиняться центру? Каков будет при этом статус академических институтов? Как избежать несовместимого с инновационной ориентацией обюрокрачивания управления?

Кроме федеральных, национальных университетов кадры высшей квалификации будут готовить и другие вузы, работающие на современном уровне. Министр образования и науки  полагает, что из 700 с лишним действующих вузов следует   оставить в России 150-200 вузов, которых тоже будут  вносить свой вклад в решение этой задачи.

Примером такого новаторского технического вуза является Томский Госуниверситет систем  управления и радиоэлектроники. Его выпускники создали в окружении вуза 70 малых и средних инновационных фирм с годовым оборотом около полумиллиарда долларов. Учебный процесс в вузе построен так, что студенты получают не только профильную специальность, но и навыки организации собственных наукоемких фирм[11]. Конечно, не все склонны заниматься бизнесом. Но это уже факт личной биографии.

Преодоление разрыва поколений - задача комплексная и не только системы образования. Оканчивающие вуз специалисты должны быть востребованы, получить работу по специальности. Значит должна быть отлажена инфраструктура, и с помощью ее механизмов запущен инновационный процесс.

Одной из причин того, что до сих пор инновационная деятельность и процесс формирования ее инфраструктуры протекали вяло, является неупорядоченность правового поля. Сейчас правительство подготовило целый пакет проектов законов для передачи в Думу, в том числе законопроект «позволяющий создать вокруг вуза инновационный комплекс».

Видимо, начинают складываться условия для оживления инновационной деятельности , и есть надежда, что движение станет более интенсивным.

Если приложить усилия, российская наука и отечественная система образования смогут успешно решать задачи инновационного развития страны и поддержки необходимого уровня ее интеллектуального потенциала.

 


 


[1] См. Поиск, 2002, № 16.

[2] Среда обетованная. file://Поиск/, № 13, 2008. С. 20.

[3]  М.  Федоров, И. Тукккель. Бизнес со скоростью мысли. «Поиск», 2006, № 38. С. 11.

[4] Там же.

[5] К. Рэнд. Кембридж - научно-технический центр США. М., 1968. С. 38.

[6] Там же. С. 39.

[7] Ю. Дризе. Дорогой гигантов. \\ Поиск. № 27, 2008 г. С. 8.

[8] Там же.

[9] [9] Поиск. № 26, 2008. С.6..

 

[10]Там же. С. 3.

[11] Там же