О. О. Намлинская: Национальная идентификация молодых русских в современной россии

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ МОЛОДЫХ РУССКИХ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

О. О. Намлинская

Фрагменты из книги: Намлинская О. О. Национальная идентификация молодых русских в современной России : науч. монография / отв. ред. Вал. А. Луков. - М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2007. - 96 с.

 

                                                                     

2.1. Факторы, влияющие на национальную идентификацию молодых русских

 

Социологами установлено, что на формирование этнической идентификации в ходе социализации влияют не только  внешние ориентационные индикаторы: социальные политические, экономические, идеологические обстоятельства, различные институты социализации: семья, школа и т. д., но и самоощущение, самочувствие индивида предопределяет этот процесс. Территория, язык, религия, государство, традиции, овеществленные в материальной культуре и базовых моделях повседневного поведения, эстетические и этические каноны в своей «превращенной», субъективной форме служат основой для этнического самоопределения выполняя функцию символа-маркера этнической идентичности. Именно данные символы-маркеры (территория - «Родина, «мать-земля» и др.), образуя собой целую систему, позволяют отделить свою этническую/национальную общность «мы» от других «они» и одновременно дают ощущение принадлежности «я» к «своей» родственной общности[1].

Этот процесс эмпирически изучался нами на материале высказываний российских старшеклассников, представленных в виде сочинений на тему «Что значит быть русским сегодня?». Всероссийский конкурс сочинений на эту тему был проведен в марте-июле 2003 года. Учредителями конкурса выступили Комитет по культуре и туризму Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Федеральная русская национально-культурная автономия России, Лига защиты национального достояния, Русский интеллектуальный клуб, Русский клуб искусства и культуры, «Национальная газета», Региональный общественный фонд содействия русской культуре «Русский фонд». Как отмечал в предисловии к сборнику по итогам конкурса И. М. Ильинский, это организации и люди разные, по-разному понимающие русский национальный характер и русскую идею, проблемы межнациональных отношений, по-разному ставящие Русский вопрос и отвечающие на него. Вряд ли могут быть сомнения в том, что каждая из этих организаций, их лидеры и идеологи далеко не во всем совпадали в понимании темы конкурса и того, что он может выявить. Учредители конкурса полагали, что данное мероприятие «позволит выяснить представления нового поколения, выросшего в постсоветских условиях, о Родине и судьбе русского народа, отразит степень влияния популярной массовой культуры на сознание общества».

На конкурс было прислано около 600 писем, содержащих эссе юных авторов. Все материалы конкурса были переведены нами в электронную форму и подвергнуты контент-анализу.

Социально-демографические характеристики авторов сочинений выглядят следующим образом. 19,4% авторов сочинений - юноши, 80,6% - девушки. Широка география присланных сочинений, так как из 89 субъектов Российской Федерации на конкурсе представлены 59. Больше всего авторов из Центрального федерального округа (22,5% присланных работ) и Приволжского федерального округа (21,0%). Далее следуют Сибирский (18,1%), Южный (13,4%), Уральский (11,2%), Северо-западный (10,1%), Дальневосточный (3,4%) федеральные округа. Если картину представлять по субъектам Российской Федерации, можно сказать, что наибольшее количество работ пришли из Красноярского края (7,8%), Орловской (7%), Свердловской (5%) и Тюменской областей (5%), Краснодарского края (4,7%) и Новосибирской области (3,8%). Есть работы из Чеченской Республики, из республик Бурятия, Алтай, Якутия, с Камчатки, из Магадана и т. д. Присылали сочинения школьники и из Литвы, Украины, Молдавии, Казахстана, Латвии (1,8%). Писали из глухих деревень и из крупнейших городов России. Объявления о конкурсе в основном размещались на сайтах организаторов в Интернете, а также были напечатаны в «Учительской газете». Поэтому большинство участников - городские жители (74,1%), тогда как из сел, аулов, станиц, поселков, хуторов и улусов всего 25,9% участников (из них только 6,3% работ из Москвы и Санкт-Петербурга).

Почти при каждом письме по требованию учредителей конкурса были прикреплены ксерокопии свидетельств о рождении, что дает нам возможность говорить о национальности участников. Те, у кого оба родителя по национальности русские, почти две трети (63,3%). Немалое количество участников - представители 24-х других национальностей, и среди них больше половины тех, у кого мать русская, а отец другой национальности (57,8%).

Среди авторов сочинений - представителей других, кроме русской, национальности чаще всего встречаются украинцы (39,7% от числа этой группы), татары (20,4%) и мордва (12,0%). Белорусы, чуваши, немцы, башкиры составляли по 6,0% участников. Высказывали свое мнение по данному вопросу представители армянской нации (4,8%); удмурты(3,6%) и якуты (3,6%), коми (2,4%), казахи(2,4%), туркмены (2,4%), болгары (2,4%). По 1,2% представлены грузины, литовцы, чеченцы, марийцы, евреи, калмыки, алтайцы, молдаване, ногайцы и, что удивительно ассирийцы. 4,8% составляют юноши и девушки, у которых оба родителя нерусские: украинец - коми, башкир - немка, коми-премяк - украинка, казах - кореянка. Примечательно, что почти треть сочинений, авторы которых - представители других национальностей, присланы из Приволжского федерального округа, а это Республики Татарстан, Мордовия, Чувашия, Удмуртия, Башкортостан, Оренбургская, Пермская, Кировская, Самарская Пензенская области. Меньше всего затронула эта тема жителей других национальностей Южного федерального округа, куда входят субъекты РФ, такие как многонациональный Краснодарский и Ставропольский края, Волгоградская и Ростовская области.

Сама характеристика национального состава участников конкурса показательна: среди конкурсантов в строго этническом плане русскими являются менее двух третей, а наличие большой группы этнически не являющихся русскими означает, что в российских условиях национальная идентификация с русским народом происходит частично без признания в качестве определяющего «фактора крови».

Учредителями были заданы и возрастные рамки участников: от 15 до 20 лет и основная масса авторов соответствуют данному требованию: 46.6% авторов сочинений на момент проведения конкурса исполнилось 16 лет, 24.6% - 17 лет, 22.0% участников от 18 до 20 лет. Впрочем, тема сочинения нашла отклик и у представителей других возрастных категорий: младше 15 лет (4,7%) и старше 20 лет (1,9%).

В данный возрастной период идентификация личности идет на разных уровнях социума, начиная с семьи, других малых социальных групп и заканчивая обществом, этносом. Характер же идентичности различен, о чем мы можем судить из содержания сочинений: если в семье она возникает на базе глубокой эмоциональной связи, то в социальных организациях (школа, вузы) ее формирование в главных своих чертах предопределено уровнем групповой сплоченности и внутригруппового контроля, с одной стороны, и безличными правилами организации, с другой. В сочинениях мы можем наблюдать некую шаблонность, что говорит о большом влиянии школы на формирование мнений и ценностных ориентацией молодежи. Девушки и юноши, описывая русских, размышляя о русском вопросе, не выходят за рамки наиболее общих и распространенных современных представлений. Молодые люди, рассуждая о современной жизни, о современных русских, в основном  пытаются показать, что «они свои», они такие же по нормам и ценностным ориентациям, как и та группа, к которой они стремятся принадлежать, что они оправдают возложенные на них ожидания. Этому явлению мы, вслед за проф. Вал. А. Луковым и Я. В. Миневичем, даем название демонстративной социализации.

Явление демонстративной социализации складывается из четырех компонентов:

  • 1. Достижение индивидом определенного уровня социализационного развития и понимание им социализационной нормы, господствующей в рамках его социума в целом и в референтной для него группе в частности. Заметим, что это понимание может быть неформализованным и интуитивным.
  • 2. Умение индивида изобразить признаки нормативности собственной социализации, играть нормативные роли.
  • 3. Четкое понимание индивидом направления и целей своего дальнейшего развития в раках характерной для данного социума «карьерной лестницы». Четкая фиксация на избранной референтной группе.
  • 4. Понимание того, что нужно сделать для того, чтобы приблизиться и войти в референтную группу: когда, кому и каким образом продемонстрировать нормативность своей социализации[2].

Демонстративная социализация - это инструментальное явление, свидетельствующее о том, что определенная часть нормы интериоризирована, а другая часть освоена и может быть продемонстрирована тогда, когда это уместно. Цель демонстративной социализации - поднятие статуса в рамках сложившейся вокруг индивида и принимаемой им социальной системы, что свидетельствует о направлении дальнейшей социализации в сложившихся рамках, а также об известной степени конформизма и лояльности по отношению к обществу. Демонстративная социализация характеризует не столько процесс либо результат социализации индивида, сколько те инструменты, при помощи которых он ее производит. В этом смысле и сама социализация воспринимается как инструмент приобретения индивидом социальности, которым он осознано и целенаправленно пользуется.  В явлении демонстративной социализации для авторов сочинений соединились и принятие норм современного общества, и понимание своего места в этом обществе, видение своего жизненного и карьерного пути.

В ряде исследований, проведенных Московским гуманитарным университетом, и в частности в исследовании «Студент МосГУ - 2006», было установлено, что в субъективном аспекте социализации (более всего связанном с проблемой идентичности) идентификация первокурсников со школой как местом их успеха или утрачена, или не сформировалась в свое время. Об этом свидетельствуют ответы на открытый вопрос «В чем Вам в жизни уже повезло?». В ответах респондентов отсутствует позитивная оценка предыдущего места учебы (школы, гимназии, колледжа и т. д.), хотя актуальность места учебы как гарантии жизненного успеха указывается довольно значительным числом респондентов (в среднем по всему массиву опрошенных - 47,8%)[3].

Таким образом, школа как институциональный фактор социализации играет в формировании национальной идентификации не последнюю роль, однако представителями молодежи она или не признается, или оценивается негативно.

Считается, что человек принадлежит к тому народу, к которому принадлежат его родители. Но из характеристики авторов сочинений видно, что прямого совпадения этнической принадлежности и национальной идентичности авторов сочинений нет: значительное число респондентов, не являющихся русскими по крови, причисляют себя к русским людям, что подтверждает наличие других, кроме этничности, значимых признаков, по которым происходит национальная идентификация.

Нами по результатам контент-анализа текстов сочинений выделены маркеры, существенные для национальной идентификации авторов, и составлен их рейтинг. Первым маркером национальной идентичности является национальный характер, который тесно связан с системой стереотипов - относительно устойчивых представлениях о моральных, умственных, физических качествах, присущих представителям различных этнических общностей. В содержании этнических стереотипов, как правило, зафиксированы оценочные мнения об указанных качествах. Национальный характер составляет стержень национального самосознания, наследуется (в некоторой степени) от предков и приобретается в процессе воспитания. Учеными установлено, что национальный характер четче проявляется в групповых действиях, особенно в процессе межэтнического взаимодействия[4]. Этнические стереотипы отражают прошлый и настоящий, позитивный или негативный опыт взаимоотношения народов, поэтому, описав наиболее частотно указанные качества характера русского человека, мы можем судить о приоритетности данных личностных качеств и  для молодежи.

Особенно много в сочинениях представлено рассуждений о «таинственной» и «загадочной» русской душе: она и  загадочная, и контрастная, двойственная, широкая, чистая, распахнутая, свободная, богатая и яркая, добрая и любящая. Русского человека характеризует «душевная красота», «душевная теплота», у него «все от сердца, от души». Ведь издревле было заведено, что духовность (душевность) русских - приоритет духовно-нравственных мотивов жизненного поведения и труда по сравнению с материальными, экономическими, политическими и т. д.

Но каким же видится участникам конкурса национальный характер «русского человека»? За образец мы взяли классификацию, предложенную З. И. Сикевич[5].

Положительные черты русского человека, какими они выявлены в сочинениях путем контент-анализа, составляют следующие группы  (качества расположены по мере убывания количества ответов).

Общий стиль поведения: доброта, простодушие, прямота (бесхитростность). Общий стиль деятельности: трудолюбие, выносливость, работоспособность, изобретательность.

Отношение к людям: отзывчивость (милосердие, великодушие, внимание к людям, сочувствие, сострадание); взаимопомощь, взаимовыручка; гостеприимство; бескорыстие; добродушие; душевность сердечность.

Отношение к себе: гордость, уверенность в себе, достоинство, честь, совестливость, честолюбие.

Качества воли: уравновешенность, выдержка, сдержанность, сила воли; отвага, смелость, храбрость, мужество; терпение; стойкость упорство, твердость.

Качества ума: талантливость; ум; смекалка, любознательность.

Эмоциональные качества: чувствительность (мечтательность); чувство юмора; печальность.

Социальные характеристики: патриотизм; интернационализм; коллективизм; преданность высоким нравственным идеалам; национальная гордость.

Интегральные характеристики: широта души, гуманность, вера в сильную личность, непредсказуемость.

Портрет русского человека получается почти целиком положительным, отрицательные черты представлены очень слабо. На первом месте среди отрицательных черт - нерешительность, мягкотелость, покорность. Затем следует пьянство. Равнодушие (безразличие) удивительным образом контрастирует с самым популярным положительным качеством русского человека - отзывчивостью. Среди остальных качеств: безделье (лень), расточительность, самобичевание, неприхотливость, разухабистость, развязность, хамство; медлительность; эгоизм, глупость, алчность, прижимистость.

Особое место в текстах молодых русских занимает понятие «патриотизм». Это понятие обозначает одну из базовых составляющих национального самосознания народа, патриотизм выражается в чувствах любви, гордости и преданности своему отечеству, его истории, культуре, традиции и быту, чувстве нравственного долга его защиты, а также в признании самобытности и самооценки других сообществ, в осознании их права на самобытность и существование без конфронтации друг с другом. Патриотизм - это чувство ценности и необходимости для жизни каждого человека его включения в большую целостную индивидуальность народа и, с другой стороны, инстинкт самосохранения народной индивидуальности и самобытности. Смысл и функция патриотизма - в объединении государства и сохранения нации как целостного единства (культурного, территориального, государственно-политического, экономического). Поэтому угасание патриотизма - самый верный признак кризиса социума, а его искусственное разрушение - путь уничтожения народа[6]. Это понимают участники конкурса и в большинстве своем считают себя патриотами (около 90%).

Для большинства молодежи «патриотизм» - это значит «любить свою страну», «работать на благо своей страны», «ради ее процветания». Реже в это понятие вкладывают смысл «защищать свою страну от нападок и обвинений». Но практически в каждом сочинении быть патриотом - значит стремиться к изменению положения дел в стране в лучшую сторону. И тут же авторы сочинений обращают внимание в своих работах и на такую проблему, как «утечка мозгов» - склонность наших соотечественников к эмиграции за рубеж и отмечают, что это стремление выражают представители науки, искусства, спорта и другие категории населения, которые могли бы потратить свои силы на подъем страны. Причины для авторов сочинений ясны: это и улучшение возможностей для достойной работы, получения зарплаты, удовлетворение творческих амбиций и т. д., но молодежь осуждает таких людей, считая их действия непатриотичными.

Такое общественное настроение, проявленное в сочинениях старшеклассников, следует характеризовать на фоне типичных жизненных планов в молодежной среде. В этом отношении проблема «утечки мозгов» продолжает оставаться актуальной. Так, в мониторинговом исследовании, проводимом Московским гуманитарным университетом «Российский вуз глазами студентов» (этап 2006 г.) ответы на вопрос «Если бы Вам предложили выгодный контракт, который предполагает выезд за границу на постоянное место жительства, Вы бы согласились?» распределились следующим образом (табл. 1).

Таблица 1

Распределение ответов на вопрос: «Если бы Вам предложили выгодный контракт, который предполагает выезд за границу на постоянное место жительства, Вы бы согласились?»

 

Вся выборка (2006г.)%

Москва

Регионы

Государственные вузы,%

Негосударственные вузы,%

Государственные вузы,%

Негосударственные вузы,%

да

47,00

41,15

44,60

49,59

48,78

нет

20,45

23,45

19,82

19,14

20,71

не знаю

32,54

35,39

35,58

31,28

30,51

 

Из таблицы видно, что большинство дали положительный или уклончивый ответ. Это парадоксальным образом сочетается с ответами на вопрос «Гордитесь ли Вы своей страной?», который является индикатором наличия чувства патриотизма. На него положительно ответило тоже большинство студентов (табл. 2).

 

Таблица 2
Распределение ответов на вопрос: «Гордитесь ли Вы своей страной?»

Вся выборка,%

Москва

Регионы

Государственные вузы,%

Негосударственные вузы,%

Государственные вузы,%

Негосударственные вузы,%

да

65,05

59,74

57,55

68,45

68,82

нет

10,27

13,49

13,85

7,61

9,24

затрудняюсь ответить

24,68

26,77

28,60

23,95

21,94

 

Такого рода парадоксы свидетельствуют о сложности становления идентификационных ориентиров.

В рейтинге маркеров национальной идентичности, выявленных в исследовании, высокое место принадлежит русской культуре. Ее понимание представлено в таком типичном высказывании: «Только духовное может сейчас спасти русского человека. Постигая в комплексе литературу, историю, искусство, дорожа исконно русской культурой, можно считать себя в полной мере русским человеком сегодня» (Оксана З., Республика Калмыкия). В сочинениях отразилось преклонение пред великими людьми, прославившими свою страну, - писателями, поэтами, скульпторами. Положительно характеризует «русского» человека и знание народных обрядов, обычаев и традиций: «Каждый из нас родился в России и с молоком матери впитал в себя традиции и обычаи ее народов» (Гузель К., Республика Татарстан); «Русский человек испытывает уважение к ремеслам, бересте, валенкам, расписным изделиям» (Ирина О., Вологодская область) и т. п. Еще в 1990 году в исследовании по программе «Социальное развитие советской молодежи: показатели и тенденции»[7] проведенного в 12 регионах России среди молодежи от 15 до 29 лет (подмассив русской молодежи - 8282 человека) было выявлено, что 74,2% молодежи не очень хорошо знают обычаи и традиции русского народа, не знают - 20,2% и только 4,7% утвердительно ответили на этот вопрос. Здесь налицо критическая оценка степени сохранности этнической культуры среди русских.

«Русский», по мнению авторов сочинений, это человек, не только обладающий определенными качествами характера, но и тот, который знает русский язык. И это не удивительно, потому что язык относится к тем компонентам духовной культуры, функциональная значимость которых выражена наиболее отчетливо («русский язык - самая большая ценность русского народа. Быть русским сегодня значит иметь главное - русский язык» Арина А., г. Красноярск). Данные другого исследования говорят о том, что молодые люди в России безразлично относятся к широкому использованию иностранных слов в печати, радио- и телепередачах (38,4%), очень положительное отношение к данному факту у 27,7% и отрицательное только у 26,8% молодежи в возрасте 18-24 года[8].

И в сочинениях молодые люди отмечают серьезные проблемы в области сохранения чистоты русского языка:

 

«Променяв язык столь ценный,

Низким, тесным стал обмен.

Слов запас таким стал бедным,

Лучше был бы глух и нем» (Андрей М., Литва).

 

Общность исторической судьбы, историческая память составляет одну из основ осознания человеком своего «я» в семейной родословной и в истории своего народа, понимания русского «мы» в национальной и культурной общности страны: «Россия жива своими воспоминаниями, своим величественным прошлым. Только зная весь путь, пройденный родным народом, все испытания, ошибки, победы, можно построить будущее русской нации...» (Елена О., Республика Коми).

Православие, вера в Бога признаются важными более чем для половины авторов сочинений («Вера в Бога дает силы» Максим Г., г. Самара; «Если человек живет вне религии, то его жизнь просто неполноценна...» Руслан К., г. Черкесск; «Вера в Бога, в торжество высшей нравственности придает мужество жить» Оксана З., Республика Калмыкия, г. Элиста).

Сильны мотивы любви к природе. Быть русским сегодня значит любить свою землю, «ее богатства, недра, природные ресурсы, бережно относится к природе», «не превращать Россию в полигон для западных отходов» (Тарас Л., Республика Татарстан). Россия для многих обозначает «родную землю», «родную сторонку», «Родину». Россия (по оценкам авторов сочинений) и великая, и могучая, и многострадальная, и необъятная, и дорогая.

Портрет «русского человека», каким его видят молодые русские, характеризуется следующими чертами (табл. 3).

Из таблицы видно, что интернационализм как «дружба народов» стоит на втором месте после патриотизма, ведь русские люди, сегодня, по мнению авторов сочинений, «не только чистокровные русские, но и люди разных национальностей... среди которых украинцы и евреи, татары и представители других национальностей, которые знают русскую культуру, русский язык...» (Оксана З., г. Элиста); «русский это не национальность, это призвание. И грузин, и татарин, и казах, и армянин, проживающие в России и любящие эту землю, могут и будут всегда в душе считать себя русскими людьми...» (Лаура А., Кемеровская область). Отзывчивость, милосердие как качества характера занимают довольно высокую позицию, большинство авторов сочинений считают, что Россия - многонациональная страна и нужно быть терпимым по отношению к другим народам.

 

Таблица 3

Портрет русского человека

(распределение качеств характера в зависимости

от частотности упоминания в сочинениях)

 

 

Наиболее важные качества, по мнению молодежи

Рейтинг

патриотизм

1

интернационализм

2

уравновешенность выдержка, сдержанность, сила воли, сила характера

3

национальная гордость

4

отзывчивость, милосердие

5

доброта

6

преданность высоким нравственным идеалам

7

талантливость

8

отвага, смелость

9

трудолюбие

10

гордость

11

 

О ксенофобии, национализме, национальной неприязни тоже пишется в сочинениях, но очень мало. Молодые люди говорят о наличии этих явлений в России, но они осуждаются молодежью и называются обратной стороной патриотизма, это «мнимый патриотизм - очерняющий прошлое и настоящее своего народа...» (Оксана А., Новосибирская область); «нельзя допускать пропаганды радикальных идей, которые возвышают одну нацию над другой...» (Анна П., Республика Татарстан).

О том, что напряженность в межнациональных отношениях среди молодежи все-таки существует, подтверждают и данные ряда других исследований. В частности, в инструментарий исследования «Студенты МосГУ» нами был включен вопрос «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?». Распределение ответов первокурсников и третьекурсников на него представлено в таблице 4. Из таблицы видно, что только около половины первокурсников не обращают внимания на этническое происхождение других людей (напомним, что первокурсники находится в возрастной группе, где наиболее активно идет процесс национальной идентификации). К третьему курсу этот показатель сокращается, тем не менее и здесь ясное разделение на «своих» и «чужих» по национальному признаку представлено менее чем в четверти ответов.

Таблица 4

 

Распределение ответов на вопрос: «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?»

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?

Первокурсник 2006

(%)

Третьекурсник 2006

(%)

обычно не обращаю

51,40

40,5

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

30,98

36,4

обращаю в любом случае

16,77

22,3

другое

1,22

0,8

 

Есть работы, авторы которых считают, что права русских нарушаются и в основном это происходит в Азии, на Кавказе, в странах - бывших союзных республиках. Причиной возросшей напряженности среди молодежи вызывает и нарастающая миграция нерусского населения в крупных городах. Так, Ирина С. из Московской области пишет, что «родившимся русскими не просто опасно ходить по Земле... предков, а смертельно опасно, ибо русскость стала нынче приговором, вынесенным силами Зла... Об этом пишут газеты, журналы, об этом вещает радио... которые настойчиво вдалбливают в головы молодых: русским конец!».

Здесь следует отметить, что СМИ, Запад, по мнению молодежи, играют большую роль в формировании национальной идентичности молодых русских. Но контент-анализ исследуемых текстов показывает, что это явление не получает ни одной положительной оценки: «вместе с хорошими образцами мы перенимаем у Запада плохое», «Телевидение - сплошное насилие, наркотики, оружие. Дети учат рекламные слоганы» (Анна П., Республика Татарстан, г. Казань); «агрессивное  наступление голубого экрана» (Вера Я., г. Бирск). Тут же замечают: «сложным вопросом является: формируем ли мы содержание статей, репортажей СМИ или наоборот, они нам что-то навязывают, заставляя изменить себя... СМИ в первую очередь ориентируется на наши национальные особенности, вместе с тем они настойчиво обращают внимание русских на европейские мерки и стандарты» (Дарья С., Республика Адыгея г. Майкоп).

Анализ данных других исследований показал, что в России сохраняется почва для националистических настроений. Но, отмечают исследователи, по своему содержанию и направленности они носят охранительный характер. Его питательная среда - опасения поводу вытеснения русских из привычного для них жизненного пространства[9]. Из анализа сочинений старшеклассников следует, что большинством в отношении межнациональных отношений усвоена позиция, согласно которой ориентиром выступает установка на взаимодействие представителей разных наций и этнических групп, поскольку Россия - многонациональная страна (табл. 5). Фактически это означает и широкое действие соответствующей социализационной нормы.

 

Таблица 5

Отношение авторов сочинений к межнациональным отношениям в России

Наиболее распространенные высказывания

 

в%

«Россия - многонациональная страна»

69,0

«В России часто встречается антипатриотизм - шовинизм, национализм, ксенофобия)

21,5

«Русским быть стыдно»

9,5

 

Говорить о возросшем национализме и национальной неприязни молодых русских можно увереннее, если наряду с этноконсолидирующими признаками определить этнодифференцирующие, то есть сравнить «своих» - «русских» с «чужими» - представителями других национальностей. Но в основном авторы сочинений не пишут о «нерусских» как о людях других национальностей. У них появляются несколько другие типажи, зависящие от  усвоенных ценностных установок.

Так, в сочинениях очень часто возникает образ так называемого «старого русского», человека, который является идеалом для молодого поколения. Это победитель, освободитель, образец мужества и стойкости, верности и преданности, верный Отечеству, совершающий подвиги на благо Родины, много переживший, с сильной волей и духом, строитель и созидатель, отважный и смелый, трудолюбивый. Тот, кто «выстоял и не потерял себя, свое человеческое лицо, не застудил свою душу, добрый и участливый» (Евгения М. Калужская область г. Людиново). Возникает целиком положительный образ человека, прошедшего все трудности и горести русского народа и вышедшего из них с честью. И самые лучшие качества русского характера юноши и девушки приписывают именно «старому русскому» человеку. И это «наши» - прадедушки, прабабушки, дяди, тети, мамы и папы, лесники, учителя, крестьяне и другие: «Я их внук, сын сосед; я - русский человек, наследник загадочной русской души и горжусь этим!» (Иван К., Краснодарский край). В наше тяжелое время народу «...просто необходимо взглянуть на прошлое, вспомнить своих отцов, которые действительно были настоящими русским людьми. И ему надо стать таким же, каким было предшествующие поколение отцов и дедов. И я уверена, что Россия воспрянет ото сна, поднимется с колен, и станет одной из самых процветающих стран мира» (Дарья Ш. г. Санкт-Петербург). Это те значимые для люди, которые виляют на формирование их ценностных ориентаций, поведение, и, соответственно, национальную идентичность. Члены семьи здесь находятся на первом месте. И действительно, именно семья, по общему признанию,- важнейший институт воспроизводства человека и его первичной социализации, в том числе и этнической, в процессе которой происходит приобщение молодежи к этническому опыту, этнической культуре, этническому социуму. Социализирующая функция семьи включает в себя передачу детям системы представлений, норм, понятий и ценностей, принятых в обществе, в том числе включение их в социальную среду, в многообразные социальные связи.

Исследование «Студент МосГУ-2006»[10] позволило зафиксировать некоторые исходные параметры социализационной роли семьи для развития студентов-первокурсников в той части, которая согласуется с общими задачами анализа их личностного роста. Установлено, что ресурс родительского влияния на первокурсников в целом достаточно велик, но в одних случаях преимущественно это моральный авторитет, в других - материальная зависимость. И все же, оценивая ответы первокурсников комплексно, можно сказать, что для современных студентов является значимым само понятие «семьи» как некой базы становления и существования человека, именно поэтому первокурсники дают довольно высокие балы необходимости и значимости существования устойчивых семейных связей.

Много пишется в сочинениях и о реалиях современной жизни, об ужасах происходящих на их «малой родине». Зачастую у молодежи возникает мнение о том, что быть русским стыдно, трудно и страшно. С негативными особенностями современности связано и отрицательное отношение к представителям новой жизни: предпринимателям, бизнесменам, обеспеченным людям.  Поэтому-то возникает в сочинениях и отрицательный персонаж - «новый русский». И это не герой из анекдотов - «шкаф в малиновом пиджаке». Это - человек нового времени и нового измерения. Именно в этом смысле он выступает как социальный тип. Из контент-анализа характеристик нового русского в сочинениях старшеклассника его черты предстают следующим образом. Он многого добился, богат, успешен. Он не надеется ни на кого, кроме себя. Но его отличают бездушие, «отсутствие совести от нехватки времени в погоне за деньгами» его задача «...интегрироваться в жизнь, где господствует расчет и разум, где деньги и комфорт заменяют счастье...» (Екатерина К., г. Краснокамск). Новому русскому молодые русские приписывают полное отсутствие нравственных идеалов, ведь сегодня «доброта и отзывчивость - преступные понятия, синонимы тупости и трусости, нет ценностей, потребительство, культ обогащения, всесилие денег, западничество. Они войны не нюхали, но воют с отечественными святынями...» (Иван К., Краснодарский край, Отрадненский район, ст. Отрадная).

Конечно же, авторы сочинений говорят и о «молодом русском», выражая таким образом самооценку и самопрезентацию типичных черт нового поколения россиян. Они заявляют о себе как о поколении, на которое возлагается большая надежда и ответственность за будущее России.

Некоторые черты этого социального типа представлены в следующих высказываниях: «современная жизнь хороша и может быть еще лучше, но только за это надо бороться, а не впадать в отчаяние и цинизм... нужно работать и работать...» (Светлана П., Чувашская Республика); «...русский человек не должен сидеть сложа руки и ждать пока кто-то ему поможет улучшить его жизнь...» (Илона З., г. Анапа). Именно на свое поколение, на себя они возлагают надежды на возрождение России: «надо помнить, что мы будущее России...» (Евгения М., Калужская обл., г. Людиново); «только грамотная, профессиональная молодежь, талантливая, высоконравственная спасет Россию» (Вера Я., Республика Башкортостан, г. Бирск); «потенциальные возможности у молодежи велики и она должна справится со всеми задачами, возложенными на нее. Ярлыки, которые вешают на молодежь взрослые, устарели... В нас много хорошего!» (Анна П., Республика Татарстан, г. Казань).

Таким образом, на основе проведенного контент-анализа сочинений можно сделать вывод, что в период молодости национальная идентификация развивается скачками, через кризисы идентичности, что определяет различное воздействие комплекса внешних и внутренних факторов, влияющих на этот процесс, на разных этапах социализации. Существенные различия в степени воздействия внешних ориентационных индикаторов (этноним, язык, культура, семья, родственники и т. д.) могут быть выявлены через самоидентификацию личности (самоощущение, самочувствие в аспекте национальных отношений).

Анализ текстов показал, что среди факторов идентичности на первом плане (по частотности) стоят качества характера русского человека, среди которых на первом месте патриотизм, включающий в себя в первую очередь понятия «любить свою страну» (уважать, гордиться), «стремиться к изменению положения дел в стране в лучшую сторону» и др., а также интернационализм; сила воли, сила характера; национальная гордость; отзывчивость, милосердие. Следующим фактором является русский язык, затем русская культура, русское искусство. «Знание истории страны, народа, предков», «любовь к русской земле, русской природе», «вера в Бога» - занимают высокие позиции в рейтинге факторов, влияющих на формирование национальной идентичности.

Существенно, что авторы сочинений подчеркивают важную роль семьи, ближайшего окружения как образцов в аспекте позитивной национальной идентичности молодежи. Ситуация социальной аномии воспринимается в молодежной среде как один из источников негативных проявлений национального характера («новые русские», лжепатриоты и т. п.). Возникновение национальной неприязни в сознании молодежи нередко связывается с деятельностью СМИ, представителей массовой культуры.

Итак, по итогам обобщения черт русских, частотность появления которых в анализируемых сочинениях высока, мы выделяем в качестве типичных с точки зрения тезаурусной конструкции самосознания молодых русских три образа современных русских: 1) «старый русский» - целиком положительный образ человека, прошедшего все трудности и горести русского народа и вышедшего из них с честью (бабушки и дедушки, родители, соседи, учителя и др.). Именно этому типу русских принадлежат все самые лучшие качества русского народа. В своем роде это идеал для молодых русских; 2) «новый русский» - человек нового времени и нового измерения. К нему относятся качества характера, присущие людям, живущим в обществе с рыночной экономикой: «он многого добился, богат, успешен», «не надеется ни на кого, кроме себя». Его характеризуют полное отсутствие нравственных идеалов, причиной этому явлению названы негативные факторы современной жизни; 3) «молодой русский» - представитель нового поколения, на которое обществом возлагается большая надежда и ответственность за будущее России.

Можно считать существенным, что в результате контент-анализа сочинений установлен и описан идеальный тип «русского» как собирательный образ, созданный молодыми людьми из положительных качеств данных представителей современной жизни. И именно «молодой русский» должен им стать: идеальный русский человек любит Россию, стремится к изменению дел в стране в лучшую сторону, живет в России, работает во благо своей Родины, ради ее процветания, интернационален, обладает такими качествами характера, как сила воли, сила характера, уравновешенность, выдержка, национальная гордость, отзывчивость милосердие, великодушие, доброта, преданность высоким нравственным идеалам, он талантлив, отважен, сел, трудолюбив. Идеальный русский человек знает русский язык, русскую культуру и искусство, историю своей Родины, народа, предков, любит родную землю, бережет ее, верит в Бога.

Распространение среди молодых русских националистических умонастроений сдерживается размытостью их представлений о том, кого считать «русским» («свой» тот, кто любит Россию», «тот, кто воспитан на русской культуре и считает ее своей»), а также характером русской идентичности: ее толерантностью, открытостью. Для старшеклассников существенно также, что в русском менталитете прочно заложены культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений. Авторы сочинений в основном апеллируют к проблемам «малой родины», аспект России как целого представлен преимущественно в эмоциональном плане («Россия - щедрая душа», «Россия - священная наша держава», «милая, дорогая сердцу Россия», «великая Россия» и т. д.), проблемы потери территорий, разрушения национальных реликвий за пределами «малой родины» и т. п. почти не находят места в проанализированных сочинениях. На основе контент-анализа эмпирических данных можно утверждать, что различение «русского» и «российского» в национальном самосознании молодых русских практически отсутствует.

 

 

2.2. Типология молодых русских по основаниям национальной идентичности

 

В результате анализа эмпирических данных мы установили, что в среде молодых русских обостренное чувство национальной принадлежности как национальной ущемленности носит охранный характер. Его питательная среда - опасения по поводу вытеснения русских из привычного для них жизненного пространства. Распространение среди молодежи умонастроений, связанных с русским национализмом, достаточно надежно сдерживается размытостью идентичности с «русским» и характером русской идентичности, ее «терпимости», «открытости». Существенно также, что в русском менталитете прочно заложены культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений.

Эти выводы, вытекающие из контент-анализа сочинений старшеклассников по теме «Что значит быть русским сегодня?», подтверждают и другие данные, полученные нами в рамках мониторинга «Российский вуз глазами студентов» и особенно в рамках мониторинга «Студент Московского гуманитарного университета», где на этапе 2006 г. в инструментарий опроса были специально включены вопросы, направленные на прояснение проблем национальной идентичности. При формулировании вопросов, которые были включены в инструментарий опроса, мы опирались на методику, предложенную З. И. Сикевич в работе «Социология и психология национальных отношений»[11].

Обратимся к анализу данных, полученных в мониторинге «Студент Московского гуманитарного университета» на 3 этапе (осень 2006 г.). Опрашивались студенты первого и третьего курсов, но для целей нашего исследования мы выбрали данные только по первокурсникам, поскольку они соответствуют и выделенной нами в рамках общего исследования возрастной группе, в которой преимущественно происходит освоение национальной идентичности, и данным анализа сочинений школьников: первокурсники, опрошенные в начале учебного года (сентябрь-октябрь) еще не несут на себе следов влияния вуза и фактически сохраняют идентичность, сформированную в годы учебы в средней школе.

Всего опрошено 827 человек. В опросе приняли участие 62,8% девушек и 37,2% юношей, по возрасту около 81% первокурсников моложе 18 лет; 18-19 лет - 16,9%; 20-21 год - 1,2%, 22-23 года - 0,2% и 26 лет и старше - 0,4%. Таким образом, опрошенные преимущественно находятся в возрасте, в котором, по нашему утверждению, в основном формируется национальная идентичность. Следует учитывать, что в МосГУ этнический состав студентов первого курса преимущественно русский (95%), что позволяет на этом материале рассматривать различные аспекты, связанные с темой нашего исследования.

Существенным является вопрос, содержащий информацию относительно индивидуально-личностной этнической самоидентификации (тип вопроса - альтернативный, закрытый): «Ощущаете ли вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?». В самом вопросе содержится указание на эмоционально-чувственную природу этнического. Ответы распределились следующим образом (табл. 6).

Таблица 6

Ощущаете ли вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

 

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

Всего

(%)

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

60,30

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

16,15

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

23,55

 

Как видно из таблицы, более 60% студентов ощущают свою принадлежность к какой-либо национальности по этнокультурным и психологическим признакам. Всего 16,15% ответивших на данный вопрос, обладают множественной национальной самоидентификацией. Считается важным отметить, что, как известно, две ли более этнические «я-концепции» возникают у индивида тогда, когда он занимает маргинальный статус, является двуязычным (билингвом) и почти в равной степени носителем различных культур (двойной или тройной этнофор). А вот отсутствие этнической самоидентификации, безразличие к своей национальной принадлежности или национальности других индивидов отмечается до тех пор, пока собственная этническая принадлежность безразлична для окружающих. Из данных таблицы видно, что не придающими значение своей национальной принадлежности являются 23,55% респондентов. В этой связи следует заметить, что национальные отношения актуализируются и в групповом сознании, и в социальном поведении прежде всего тогда, когда они приобретают негативный конфликтный характер. Национальные принадлежность в этом случае выступает в качестве знака-символа, метки для Другого (чужака). В обычной ситуации инонациональность скорее воспринимается как повод для любопытства, как экзотика и т. п.

В анкету мы включили еще один полузакрытый альтернативный вопрос, который одновременно с выявлением степени акцентуации этнического «я» затрагивает и сферу межэтнической коммуникации и, в частности, служит «контролем» для фиксации негативных гетеростереотипов: «Обращаете ли вы внимание на национальность окружающих?» (табл. 7). Этничность - идентификационная категория и на индивидуально-личностном уровне выступает в качестве особой формы «Я-концепции». Степень выраженности этнического «я» зависит от того, как человек определяет самого себя и в структуре личностной определенности,  прежде всего в матрице социальной идентификации, этнический статус занимает, хоть и существенное, но непостоянное место (эффект ситуативной этничности).

Таблица 7

Распределение ответов на вопрос «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?»

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?

Первокурсники

2006 г.

Всего (%)

обычно не обращаю

51,40

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

30,98

обращаю в любом случае

16,77

другое

1,22

 

Из таблицы следует, что ситуация по данному вопросу не очень оптимистична. Только около половины студентов-первокурсников не придают особого значения национальности других людей и совсем мизерный процент тех, кто интересуется другой культурой или человеческими качествами других. Зато около 40% обращают внимание на национальную принадлежность, если люди чем-то показались несимпатичны. Это говорит о том, что все-таки внешность, не являясь этнодифференцирующим признаком, еще остается знаком «несимпатичной» национальности. И, как отмечают другие исследователи, она носит все-таки региональный, а не сугубо этнический характер. Так, настораживают респондентов не грузины или таджики, а «лица кавказской национальности», «среднеазиаты» или «азиаты». На наш взгляд, эти данные представляют собой косвенное свидетельство, во-первых, общей актуализации этнического фактора в жизни частного человека а, во-вторых, известного неблагополучия в сфере межэтнической коммуникации (фактически половина опрошенных неосознанно пытается «несимпатичного» человека причислить к «чужой», а не своей этнической группе). О росте национальной нетерпимости может говорить и тот факт, что немалое количество первокурсников на национальность «обращают внимание в любом случае (16,77%).

В свете этих данных следует подчеркнуть, что сегодня одной из важнейших задач становится воспитание патриотизма у молодого поколения, так как одной из функций патриотизма как системообразующего фактора национального самосознания народа является объединение государства и сохранение нации как единого целого (культурного, исторического, государственно-политического, экономического). Кроме признания Родины в качестве высшей ценности, гордости за свою культуру и достижения своего народа и т. д., патриотизм означает и уважение к другим народам и культурам.

Для выявления патриотических установок мы включили в инструментарий опроса студентов-первокурсников вопрос: «Гордитесь ли Вы своей страной?» Распределение ответов на этот вопрос представлено в таблице 8.

 

Таблица 8

Патриотические установки первокурсников

(в %)

Гордитесь ли Вы своей страной?

 

да

68,09

нет

9,01

затрудняюсь ответить

22,90

 

Существенно, что более 2/3 опрошенных выражают ясную патриотическую установку, но наличие 1/3 тех, кто отрицательно относится к своей стране или не определился в этом вопросе, означает, что период социальной аномии в России еще не преодолен.

Мы использовали три обозначенные вопроса как основание типологии молодых русских по основаниям национальной идентичности. Базовыми определены три группы, каждая из которых включает несколько подгрупп.

1 группа: студенты, отвечавшие на вопрос: «Гордитесь ли Вы своей страной?»: подгруппа А: вариант «да» - эту подгруппу мы обозначили маркером «патриоты»; подгруппа Б: вариант «нет» - их мы условно обозначили «непатриоты»; подгруппа В: студенты, отметившие вариант «затрудняюсь ответить» - ее обозначаем маркером «неопределившиеся».

2 группа: студенты, отвечавшие на вопрос: «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?»: подгруппа А: студенты, отметившие вариант «обращаю в любом случае»; подгруппа Б, отметившие вариант «обычно не обращаю», подгруппа В, отметившие вариант «обращаю, если они мне чем-то не симпатичны».

3 группа: студенты, отвечавшие на вопрос: «Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?». Ответы позволяют обнаружить три подгруппы респондентов по критерию выраженности этнической самоидентификации: подгруппа А: устойчивая этническая самоидентификация; подгруппа Б: двойная (неустойчивая, множественная) этническая самоидентификация; подгруппа В: отсутствие этнической самоидентификации.

Имея это разделение на три группы, проведем распределение их ответов на вопросы, касающиеся национально-патриотических установок.

Как и ожидалось, процент тех, кто выражает готовность покинуть Россию, если им сделают выгодное предложение, очень высок у «непатриотов» (59,5%), тогда как у «патриотов» он примерно в два раза меньше (26,9%). Только немногим более одной трети (38%) «непатриотов» отметили вариант «чувствую свою принадлежность к какой-либо национальности» и почти у половины первокурсников данной группы прослеживается отсутствие национальной самоидентификации (46,5%). Велик процент и тех среди них, кто «всегда обращает внимание на национальность окружающих» (19,4%). «Патриоты» же, напротив, обладают устойчивой национальной самоидентификацией (66,0%) и обычно не обращают внимания на национальность окружающих (53,5%).

Ситуация с национальной самоидентификацией повторяется и в ответах второй группы, но разница в ответах между группами студентов невелика, хотя предполагалось, что зависимость во взглядах на национально-патриотические установки будут отличаться в зависимости от уровня их национальной нетерпимости. Немногим чаще студенты, «обычно не обращающие внимание на национальную принадлежность других людей», выражают свои патриотические установки (71,4%). А вот те, кто «всегда обращают внимание», считают, что они принадлежат к определенной национальности, больше чем другие группы (64,9% - «всегда обращающие внимание» и 23,1% если «несимпатичны»).

В третьей же группе респондентов более патриотичны и этнически терпимы студенты с устойчивой национальной самоидентификацией (74,5% гордятся своей страной и 33,7% остались бы жить в России, несмотря на выгодные предложения из заграницы). У «граждан мира» (подгруппа В третьей группы) очень низки проценты положительных ответов на вопрос по патриотическим установкам. 56,3% студентов со множественной самоидентификацией (подгруппа Б третьей группы) обычно не обращают внимание на национальность других, тогда как для относящих себя к определенной национальности это более важно.

Таким образом, при построении типологии в зависимости от национально-патриотических установок у студентов определенных нами трех групп, мы можем выделить

(1) некую положительную группу - первокурсники с условным названием «патриоты» и первокурсники с устойчивой национальной самоидентификацией, как представители положительной национальной идентичности, а также

(2) отрицательный полюс - студенты, условно названные «непатриоты» и студенты с отсутствующей национальной самоидентификацией, как представители отрицательной национальной идентичности.

Между этими полюсами оказывается (3) довольно большая по численности группа тех, кто не определился по вопросу о патриотизме, а также студентов с двойной (неустойчивой, множественной) национальной самоидентификацией. В ответах первокурсников второй группы (распределения ответов на вопрос: «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?») не наблюдается существенной разницы: они почти в равной степени демонстрируют патриотическую направленность и ощущают свою принадлежность к определенной национальности. Поэтому мы можем предположить, что этнический фактор среди студентов-первокурсников не играет существенной роли в формировании национальной идентичности.

Для подтверждения существования данной типологии необходим факторный анализ, главными целями которого являются: сокращение числа переменных (редукция данных) и определение структуры взаимосвязей между переменными, т. е. классификация переменных. При первичной типологизации было использовано базовое направление факторного анализа, а именно анализ соответствий.

В общем теоретическом представлении под анализом соответствий понимают описательные методы, предназначенные для анализа двух- и многовходовых таблиц, содержащих некоторые взаимосвязи между строками и столбцами. Результаты этого анализа дают информацию, позволяющую изучить структуру категориальных переменных, входящих в таблицу.

В классическом анализе соответствий частоты в таблице сопряженности стандартизуются таким образом, чтобы сумма наблюдений во всех ячейках была равна 1. Одной из целей анализа соответствий является представление содержимого таблицы относительных частот в виде расстояний между отдельными строками и/или столбцами таблицы в пространстве возможно более низкой размерности.

Применительно к результатам рассматриваемого исследования построим первичную матрицу распределения (табл. 9). Это простая двухходовая таблица. Можно считать, что числа в каждой строке данной таблицы являются координатами 4-мерного пространства, и значит, можно вычислить (евклидовы) расстояния между точками (строками) этого 4-мерного пространства. Расстояния между данными точками в 4-мерном пространстве объединяют (агрегируют) всю информацию о сходствах между строками в том смысле, что чем меньше расстояние, тем больше сходство между группами молодежи по национальной идентификации.

Продолжая анализ двухвходовой таблицы, рассмотрим вычислительный аспект работы. Вычисляются относительные частоты для введенной таблицы, так что сумма всех элементов таблицы будет равна 1 (каждый элемент делится на 806 - общее число наблюдений, с учетом наличия данных по рассматриваемым вопросам).

Таблица 9

Распределение респондентов согласно ответам на вопросы: «Гордитесь ли Вы своей страной?» и «Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?»

Гордитесь ли Вы своей страной?

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

Всего

да

363

86

101

550

нет

27

11

33

71

затрудняюсь ответить

97

33

55

185

Всего

487

130

189

806

 

 

Полученная нормированная таблица показывает, как распределена единичная масса по ячейкам. В терминологии анализа соответствий суммы по строкам и столбцам в матрице относительных частот называются массой строки и столбца, соответственно (табл. 10).

 

Таблица 10

Определение относительных частот для выявления массы ячеек

Типологизация по уровню «патриотизма»

Измерение

«патриоты»

0,682382

«непатриоты»

0,088089

«неопределившиеся»

0,229529

 

Если строки и столбцы таблицы полностью независимы друг от друга, то элементы таблицы могут быть воспроизведены исключительно при помощи сумм по строкам и столбцам или, в терминологии анализа соответствий, при помощи профилей строк и столбцов. В соответствие с известной формулой для вычисления статистики Хи-квадрат для двухвходовых таблиц выявляются ожидаемые частоты таблицы. Любое отклонение от ожидаемых величин (ожидаемых при гипотезе о полной независимости переменных по строкам и столбцам) будет давать вклад в совокупную статистику Хи-квадрат. Таким образом, анализ соответствий можно рассматривать как метод декомпозиции статистики Хи-квадрат для двухвходовых таблиц.

Рассмотрим суммарные величины по столбцам, в этом случае можно представить точки-столбцы в пространстве меньшей размерности, которое удовлетворительно воспроизводит сходство (и расстояния) между относительными частотами для столбцов таблицы. В действительности возможно одновременное отображение на одном графике точек-столбцов и точек-строк, представляющее всю имеющуюся информацию, содержащуюся в двухвходовой таблице.

Представим используемые данные в процентном соотношении по строкам (табл. 11).

Таблица 11

Процентное соотношение ответов по строкам

Гордитесь ли Вы своей страной?

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

Всего

да

66,00

15,64

18,36

100,00

нет

38,03

15,49

46,48

100,00

затрудняюсь ответить

52,43

17,84

29,73

100,00

 

Согласно рассмотренным распределениям можно обозначить устойчивые поведенческие линии в отношении национальной идентификации у подгруппы А первой группы, условно названной «патриоты». Отнесенные к подгруппе Б первой группы - так называемые «непатриоты» - в равной мере как ощущают свою принадлежность к определенной национальности, так и не ощущают, но в любом случае констатация с их точки зрения либо той, либо другой позиции оценивает их устойчивую линию поведения. Что касается подгруппы В первой группы («неопределившиеся»), то запутанность и неосознанность ими своей траектории поведения и отношения к национальным вопросам обуславливает существенный разброс в полученных результатах. Эта группа вследствие не сформировавшихся у нее четких убеждений наиболее подвержена воздействию социума или внешних факторов, способных объяснить им необходимое поведение и повлечь их за собой.

Используем еще один способ обработки информации, а именно: многомерный анализ соответствий (МАС), который можно рассматривать как обобщение анализа соответствий на случай более одной размерности. Многомерный анализ соответствий - это анализ соответствий на бинарной (индикаторной) матрице, где объекты расположены по строкам, а группирующие переменные по столбцам. Обычно в анализе используется не матрица в бинарной форме, а матрица Берта, которая получается в результате матричного умножения транспонированной матрицы на исходную бинарную матрицу. Однако для простоты интерпретации результатов многомерного анализа соответствий мы будем обсуждать применение анализа соответствий на примере бинарной матрицы.

Согласно рассмотренному ранее варианту простой двухвходовой матрицы, представим полученные данные в виде бинарной матрицы. Каждый из 806 объектов записан в этой матрице. Если объект принадлежит некоторой категории, то элемент на пересечении соответствующей строки и столбца равен 1, в противном случае 0.

Если проанализировать рассматриваемую бинарную матрицу, то в качестве результатов получаем столбцы координат, которые позволят связать различные категории друг с другом, основываясь на расстояниях между точками-строками, т. е. между индивидуальными объектами. Составленная матрица Берта имеет достаточно очевидную структуру (табл. 12).

Таблица 12

Матрица Берта согласно рассматриваемому распределению

 

Гордитесь ли Вы своей страной?

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

 

(1) да

(2) нет

(3) затрудняюсь ответить

(1) да, чувствую принадлежность к определенной национальности

(2) чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

(3) нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

(1) да

550

 

0

363

86

101

(2) нет

0

71

0

27

11

33

(3) затрудняюсь ответить

0

 

185

97

33

55

(1) да, чувствую принадлежность к определенной национальности

363

27

97

487

0

0

(2) чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

86

11

33

0

130

0

(3) нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

101

33

55

0

0

189

 

Заметим, что данная матрица симметрична и что суммы диагональных элементов в каждом блоке, представляющем кросстабуляцию некоторой переменной с собой, равны (например, в данном примере размер выборки был равен 806, и, следовательно, суммы диагональных элементов подматриц кросстабуляции переменных «Национальная идентификация» с собой и «Уровень патриотизма» с собой эквивалентны и равны 806). Внедиагональные элементы подматриц, представляющих кросстабуляцию переменных с собой, равны 0.

Рассматривая вторую комбинацию из представленных трех вопросов согласно определению степени терпимости к другой национальности выявленных групп, демонстрирующих различный уровень патриотизма, используем анализ сопоставлений для фиксации значимых различий по данным позициям. В большей массе (порядка 52% опрошенных из 811 наблюдений) демонстрируют ровное отношение к национальности окружающих, большинство которых составляют группа, условно названная, как «патриоты» (табл. 13, 14).

 

Таблица 13

Распределение респондентов согласно ответам на вопросы: «Гордитесь ли Вы своей страной?»

и «Обращаете ли Вы внимание на национальность

окружающих»

Гордитесь ли Вы своей страной?

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?  

обычно не обращаю

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

обращаю в любом случае

Всего

да

299

163

90

552

нет

30

28

14

72

затрудняюсь ответить

89

64

34

187

Всего

418

255

138

811

Таблица 14

Процентное соотношение ответов на вопросы:

«Гордитесь ли Вы своей страной?»

и «Обращаете ли Вы внимание на национальность

окружающих»

 

Гордитесь ли Вы своей страной?

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?

обычно не обращаю

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

обращаю в любом случае

Всего

да

54,17

29,53

16,30

100

нет

41,67

38,89

19,44

100

затрудняюсь ответить

47,59

34,23

18,18

100

 

Проведем сравнительный анализ и по двум другим вопросам, касающимся уровня национальной принадлежности и национальной терпимости (табл. 15, 16) .

Таблица 15

Распределение респондентов согласно ответам на вопросы

о национальной принадлежности

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?

обычно не обращаю

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

обращаю в любом случае

Всего

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

241

153

88

482

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

72

36

20

128

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

105

58

27

190

Всего

418

247

135

800

Таблица16

Процентное соотношение ответов на вопросы о национальной принадлежности

Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?

Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?

обычно не обращаю

обращаю, если они мне чем-то несимпатичны

обращаю в любом случае

Всего

да, чувствую принадлежность к определенной национальности

50

31,74

18,26

100

чувствую свою принадлежность сразу к нескольким национальностям

56,25

28,13

15,63

100

нет, не чувствую своей принадлежности ни к какой определенной национальности

55,26

30,53

14,21

100

 

Из данных видно, что уровень национальной терпимости примерно совпадает у всех трех групп.

Проведенный нами факторный анализ подтвердил наличие выявленных в ходе исследования трех типов респондентов: 1) молодежь, демонстрирующая целостную национальную идентичность как устойчивую этническую идентичность; 2) молодежь с диффузной этнической идентичностью; 3) молодежь с невыраженной национальной идентичностью.

Рассмотрим, будет ли продолжаться в дальнейшем данная тенденция распределения на три группы и в ответах, свидетельствующих о социализационной роли семьи и школы в процессе успешной социализации первокурсников, и при рассмотрении их ценностных установок.

Исследование позволило зафиксировать некоторые исходные параметры социализационной роли семьи для развития первокурсников МосГУ в той части, которая согласуется с общими задачами анализа их личностного роста.

Идентификация с родительской семьей в наибольшей степени проясняется при ответе на вопрос «Что, по-вашему, означает «хорошо жить»?». Здесь очевидна базовая социальная потребность студентов в наличии хорошей семьи, детей. Но как видно из ответов, особенно важна семья для подгруппы, которую мы условно назвали «патриотами» 71,7% и «обычно не обращающими на национальность окружающих внимание» (70,1%), а также у молодежи с устойчивой национальной самоидентификацией. У студентов отрицательного полюса показатели несколько ниже (у «непатриотов» 60,8%).

Показательна разница в определении родителей как образца для выстраивания своей жизненной траектории между первокурсниками. И опять - 43,7% у «патриотов» и 23,5% у «непатриотов». Разница сохраняется и в ответах на вопрос «В чем вам в жизни уже повезло?». При этом лидерами в утверждении данного пункта являются «патриоты» (53,1%), и только 36,4% «непатриотов» отметили данный вариант ответа, но они чаще отмечали вариант ответа, говорящий о страхе ухудшения материального положения (своего, своей семьи) - 45,9%.

Отвечая на вопрос «Что, на Ваш взгляд, важно для достижения благополучия и успеха в жизни?», вариант «помощь родителей, их общественное положение, родственные связи» отметили примерно равное количество респондентов - около 13,9% всех групп.

Достаточно ровно распределялись оценки студентов и при ответе на вопрос «Смогли бы Вы прожить без поддержки родителей?». Здесь утвердительно («да, без сомнения» и «скорее да, чем нет») отвечают 11,8% первокурсников, около 27,0% затрудняются с ответом и 24,6% считают такую ситуацию практически невозможной для себя. Значимость родителей в этой связи представляется необходимым фактом существования первокурсников. Что касается значимости наличия у родителей связей и соответственно возможности помочь своим детям в трудовой деятельности, то студенты оценивают это как необязательное, но возможное условие успеха. И с этим утверждением более всего согласны «непатриоты» (16,4% против 10,9% юношей и девушек, гордящихся своей страной), которые также больше важности для достижения успеха и благополучия в жизни придают удаче, везению, случаю (32,9%), чем трудолюбию и добросовестному отношению к делу (39,7% ответов «непатриотов» против 63% «патриотов»).

Та же тенденция наблюдается и при ответах на эти вопросы среди других групп. Так, молодые люди, «ощущающия свою принадлежность к какой-либо национальности», ориентируются на свою семью больше, чем «граждане мира» (45,9% против 26,6%), менее зависят от родителей (20,6%), менее нацелены на семейные планы в будущем для «хорошей жизни» (65,1%), но более надеются на помощь близких (13,8%). И ухудшения материального положения они боятся больше, чем студенты с невыраженной национальной идентичностью (35,3%). Студенты с диффузной этнической идентичностью также лидируют по этому пункту (37,5%).

Таким образом, можно утверждать, что ресурс родительского влияния на первокурсников достаточно велик, но не одинаков для трех групп. Социальная ценность семьи, ориентация на нее намного ниже у первокурсников, которые, судя по ответам, не гордятся своей страной, а также для тех студентов, для которых не важна их национальная принадлежность.

Велика роль системы образования как фактора, влияющего на формирование национальной идентичности молодежи. Школы, вузы, техникумы и т. д. формируют сознание людей. Благодаря учебным заведениям, юноши и девушки овладевают знаниями, научными теориями, постигают художественные ценности, познают опыт, накопленный обществом, предыдущими поколениями людей. Именно поэтому задача национального образования - создать оптимальные условия для формирования положительного отношения молодого человека к своей нации.

Преимущественно все опрошенные первокурсники МосГУ 2006 года учились в средних общеобразовательных школах (76,6%), вторая по значимости группа первокурсников сформировалась из обучавшихся в лицеях и гимназиях (19,1%), другие типы средних общеобразовательных учреждений представлены более или менее значительно лишь в нескольких случаях.

В субъективном аспекте социализации (более всего связанном с проблемой идентичности) исследование показывает, что идентификация первокурсников со школой как местом их успеха или утрачена, или не сформировалась в свое время. Об этом свидетельствуют ответы на открытый вопрос «В чем Вам в жизни уже повезло?». В ответах респондентов отсутствует позитивная оценка предыдущего места учебы (школы, гимназии, колледжа и т. д.), хотя актуальность места учебы как гарантии жизненного успеха указывается довольно значительным числом респондентов[12].

Из данного исследования следует, что в основном среди первокурсников преобладает прагматическое отношение к образованию. Оно позволяет добиться успеха в жизни, от него зависит реализация жизненных планов, благодаря наличию хорошего образования можно достичь благополучия и успеха в жизни. Не последнее место образование занимает в системе ценностей студентов. В целом большее значение первокурсники придают образованию в том аспекте, который связан с профессионализацией. Но из данных исследования видно, что учеба более важна студентам, которые гордятся своей страной, для «не обращающих внимание на национальность окружающих», а также у первокурсников с устойчивой национальной идентичностью.

Мы видим, что предположение о том, что фактор образования играет значительную роль в преобладании тех или иных мнений о различных явлений современной жизни, в том числе о стране, в которой они живут, о национальной принадлежности окружающих и своей собственной, подтверждается.

Во многом отношение первокурсников к образованию как ценности формируют внешние обстоятельства, сложившиеся в России. Влияние ситуации на рынке труда, первые встречи юношей и девушек с несправедливой оплатой труда, фактами эксплуатации, наблюдение за семейными событиями определяют пессимистичность и неопределенность выводов, которые делают  совсем молодые люди: высшее образование сегодня не является гарантией жизненного успеха для более чем половины опрошенных (19,5% дают отрицательный ответ и 32,8% затруднились с ответом - результаты по всей выборке).

Ценностный мир первокурсников в исследовании отражен в той мере, в какой он проясняется через представления о «хорошей жизни». В представлениях первокурсников о «хорошей жизни» отражается значимость для них тех или иных ценностей. Данные, приведенные в таблице, подтверждают прагматизм значительной части первокурсников, который приобретает черты жизненной стратегии. Главным показателем благополучия для студентов выступает материальная обеспеченность (69,6% у «патриотов» и 74,9% у затрудняющихся ответить на данный вопрос). Очевидно, что ценность такого рода носит инструментальный характер и в этом смысле не является самодостаточной. Ее следует сопоставить, в частности, с ярко выраженной установкой опираться на собственные силы, не ждать помощи со стороны. От собственной инициативы и настойчивости зависит реализация жизненных планов, так считают около половины опрошенных «патриотов» и лишь одна треть «непатриотов» (32,9%). С учетом этого должны трактоваться довольно высокие значения показателя «быть независимым, свободным» у «непатриотов» (39,2%) и относительно низкие у «патриотов» (27,4%) . А вот вариант ответа, характеризующий альтруизм «жить не для себя, а для людей» отметили пугающе малое количество студентов всех групп (4,4%).

В рейтинге ценностей на верхних строках также представлены позиции «иметь хорошую семью, детей» (в среднем 65,2%), «любить и быть любимым» (около 54,7% всех опрошенных), «быть здоровым» (средний показатель 52,5%), «иметь друзей» (47,5%). Этот личностный акцент представляется чрезвычайно важным. Между тем, студенчество буквально напоено любовью и дружбой, придает этому огромное значение.

Если снова провести сравнительный анализ между двумя группами («патриоты» и «непатриоты»), здесь видно, что у вторых несколько реже имеет место влюбленность (45,9%), только 42,5% «непатриотов» поддерживают со всеми дружеские отношения, тогда как более половины «патриотов» отметили данный вариант ответа (60,1%). Считают, что «кругом враги» 4,1% первокурсников-«непатриотов».

Среди представителей второй группы показатели отношений дружбы со сверстниками все же ниже у всегда обращающих внимание на национальность окружающих (56,0%). Разница в ответах очень существенна, если провести гендерный анализ ответов о состоянии влюбленности среди молодежи этой группы (табл. 17). Здесь средний показатель состояния влюбленности у юношей очень низок - 36,4%, тогда как 55,9% девушек ответили утвердительно на данный вопрос.

В третьей группе «граждане мира» реже отмечают влюбленность (45,0%), но чаще - что в них кто-то влюблен (50,5%). Любить и быть любимым не так важно для этой группы студентов (52,4%). И именно они чаще отмечали вариант ответа «кругом враги». Самыми же дружелюбными и коммуникабельными оказались студенты с диффузной этнической идентичностью.

 

Таблица 17

 

Гендерное распределение при ответах на вопрос «Влюблены ли Вы сейчас?» (в%)

(распределение ответов на вопросы «Гордитесь ли Вы своей страной?», «Обращаете ли вы внимание на национальность окружающих?», «Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности...»)

 

м

ж

Обращаете ли Вы внимание на национальность...?

 

да, всегда

обычно нет

если не симпатичен

да, всегда

обычно нет

если не симпатичен

Влюблены ли Вы сейчас?

 

 

 

 

 

 

да

30,2

37,6

41,4

51,1

57,4

59,3

нет

51,2

45,7

44,8

35,6

30,5

33,3

не знаю

18,6

16,8

13,8

13,3

12,0

7,4

 

Для чего мы так акцентируем внимание на факторе влюбленности первокурсников, а также отношениях со сверстниками? Эмоционально состояние студентов во многом определяет их поведение. На этой стадии идентификации, пишет Эриксон, ««влюбленность» не есть полностью или даже в первую очередь проблема секса. До определенной степени подростковая любовь - это попытка прийти к определению собственной идентичности через проекцию своего диффузного образа - «я» на другого и возможность таким образом увидеть этот образ отраженным и постепенно проясняющимся. Вот почему во многом юношеская любовь - это беседа, разговор»[13]. Но тут же он отмечает, что, с другой стороны, прояснения образа «я» можно добиться и деструктивными мерами: «Молодые люди могут становиться заметно обособленными, приверженными только своему клану, нетерпимыми и жестокими по отношению к тем, кого они отвергают, потому что те, другие, «отличаются от них», по цвету кожи или культурному происхождению, по вкусам или дарованиям, а часто только по мелким деталям одежды и манерам. В принципе, важно понять (но не значит оправдать), что такое поведение может быть необходимой защитой от чувства потери идентичности»[14].

Таким образом, влюбленность есть показатель построения положительной идентичности.

Специально следует отметить такой фактор образования ценностной иерархии, как вера в Бога. Ведь важнейшим инструментом религии как формы общественного сознания можно считать веру. Вера - средство объединения. Она прививается человеку всеми формами духовно-религиозного воздействия. Вера нацелена на преодоление разногласий в душах и умах, возникающих под влиянием противоречий жизни и светских знаний.

В данном исследовании зафиксирована картина религиозности первокурсников. По результатам опроса 74,4% первокурсников-патриотов подтверждают свою религиозную идентичность. Процент тех, кто имеет четко обозначенную негативную позицию по этому вопросу, велик в группе «непатриотов» и составляет 28,4%, а также у студентов с невыраженной национальной идентичностью (61,9%).

Сопоставление данных по двум представленным в таблице 13 вопросам показывает, что вера в Бога для большинства первокурсников не отменяет рационалистических установок. Даже от числа определенно утверждающих, что они верят в Бога, полагаться на Божью волю в реализации своих жизненных планов готовы в среднем только 8,5% опрошенных всех подгрупп.

В исследовании выявляются и данные о том, как проявляют студенты свое отношение к отдельным социальным нормам, а также отражена их включенность в некоторые девиантные социальные практики.

В ответе на первый вопрос фиксируется установки на отношение к труду, включая и оправдание девиации (при отрицательном ответе). В целом по выборке около половины первокурсников всех групп считают возможным достичь высокого положения в обществе благодаря честному и добросовестному труду. Но разница между ответами «патриотов» и «непатриотов» слишком велика: около 36,5% «непатриотов» отрицают данное утверждение и практически в два раза реже, чем «патриоты», выражают  согласие с данным утверждением. Достаточно большой процент тех, кто еще не определился в своем понимании значимости трудовой деятельности в формировании успешной карьеры, показывает и то, что система ценностей первокурсников еще не сформировалась как комплекс осознанных и оцененных индивидуально установок жизнедеятельности. Пока первокурсники черпают ответы на подобные вопросы из практики своего ближайшего окружения, а также из иных информационных источников, которые зачастую демонстрируют иные возможности достижения лучшей жизни.

Исследование фиксируют степень включенности/невклю­чен­ности первокурсников в две девиантные практики - наркотизм и курение, из которых первая при определенных действиях является делинквентной и рассматривается в обществе как крайне опасная (включая и аспект национальной безопасности), а вторая фактически принимается обществом. Стремление молодежи к уходу от окружающей действительности, в том числе и с помощью психоактивных веществ, имеет ряд причин, которые, по определению Всемирной организации здравоохранения, можно свести к трем основным:

  • влияние семьи - плохое воспитание, неблагоприятный пример родителей, конфликтная ситуация в семье;
  • личностные факторы - чувство тревоги, депрессия, эмоциональная нестабильность, снижение самооценки, отсутствие устремлений, ощущение незащищенности, чувство противоречия и враждебности, потеря самоконтроля;
  • социокультурные факторы, например, принятые нормы поведения в референтных группах.

Результаты многочисленных исследований показывают наличие устойчивой тенденции к постоянному росту потребления алкогольных напитков, наркотиков, токсических веществ и одновременное снижение возраста приобщающейся к ним молодежи[15]. Так, в среднем 16% первокурсников из трех групп хоть один раз в своей жизни пробовали наркотики, а  в сумме с не захотевшими отвечать (что обычно является фактическим признанием причастности к этой девиации) - 23,5%. Курение также должно рассматриваться как девиация, хотя в студенческой среде она нередко рассматривается как норма. 36,2% первокурсников курят.

Жизненные планы первокурсников МосГУ по большей мере ориентированы на работу после окончания вуза: 2/3 студентов - 70% намерены пойти работать после окончания учебы, 18,4% - продолжат учебу дальше (некоторые - параллельно с работой). Собственным бизнесом займутся - 17,4%. Обзаведутся семьей и займутся домашним хозяйством 1,9%. Такое распределение планов типично для московских студентов. Интересно, что именно бизнесом чаще планируют заняться «непатриоты», первокурсники, обращающие внимание на национальность всегда или в зависимости от внешности, а также молодежь с невыраженной национальной идентичностью. Можно предположить, что это от того, что они больше надеются на свои силы, связи и т. д., а не на помощь государства.

Студенты убеждены, что реализация их жизненных планов зависит от двух основных компонент. Во-первых, от того «насколько хорошими профессионалами они станут», во-вторых, «от собственной инициативы и настойчивости». При этом «непатриоты» меньше надеются на свой профессионализм, чем остальные группы (63,0%), для них более значимыми являются позиции  «от моих личных связей с нужными людьми» (43,8%) и «от удачи» (35,6%). Получается, что эти студенты, осознавая необходимость получения образования и собственных усилий для достижения желаемых результатов, определяют факторы воздействия удачу и будущие личные связи как значимые, причем опираться на эти факторы в большей мере склонны юноши, в то время как девушки, получая образование, имеющее для них первостепенное значение при своем профессиональном становлении, опираются на свои силы и силы родителей, которые сегодня им способны оказать реальную поддержку, и так же как и юноши, но в меньшей степени, рассчитывают на чудо. Ожидание сказки и добрых волшебников - сформировавшаяся в среде российской молодежи тенденция, у студенчества она представлена на всех курсах обучения.

Дополнительную информацию о жизненных планах и факторах их достижения, полученную в исследовании, содержат данные об опасениях, которые испытывают первокурсники. Сфера страхов первокурсников (общие данные по исследованию) - в основном «потеря близкого человека» (70%), «одиночество» (52%), «болезни» (49,6%), «заражение смертельными болезнями» (25%), «предательство друзей» (40%), «измены любимого, любимой» (18,7%), «войны» (34,3%), «ухудшение материального состояния» (33%). Так же как и по итогам исследования 2005 года[16], в 2006 году на первое место вышла позиция «потеря близкого человека» и боязнь возможности свершения данного факта со временем усилилась (70,7% в 2006 году против 68% в 2005-ом)[17].  Многие студенты отмечают страх одиночества. Семейные связи сегодня приобретают все большую значимость для современных первокурсников, осознание наличия «тыла» в виде семьи и родственников зарождает понимание включенности первокурсников в малые группы (социальные общности), что снимает многие социально-психологические проблемы, но, чувствуя свою зависимость от близких, определяя ее как положительно значимую, первокурсники испытывают страх ее потерять и выражают они этот страх через позиции «смерти», «предательства» и как следствие - «одиночества». На личностном фоне кажутся менее значимы опасения войны, а тем более терактов (17%), экологической катастрофы (14%), межнациональных конфликтов (7%), экспансии иностранного капитала в российскую экономику (2%) и т. д. В духовном мире первокурсников, таким образом, крупные общественные проблемы, глобальные риски для жизни человечества, проблемы национальной безопасности еще не зафиксировались в достаточной степени.

В целом по проявленным в исследовании ориентациям на социальные ценности, мы можем сказать, что типичный первокурсник МосГУ характеризуется как человек, для которого значимы благополучие, семья, любовь, дружба, здоровье, патриотизм. Он считает необходимым добиваться всего своим трудом,  полагаясь при этом на себя и свою семью, как вечный и незыблемый тыл. Его стремлением является интересная работа, хорошая семья и понимание своей общественной значимости через реализацию добрых дел для окружающих. Но если мы применим предложенную типологию по основанию национальной идентичности, то получим более дифференцированную картину.

Наиболее существенная разница в ответах между представителями молодежи, демонстрирующей целостную национальную идентичность, как устойчивую этническую идентичность и молодежью с невыраженной национальной идентичностью. Продемонстрируем данные различия на примере двух групп, разделенных по критерию патриотизма.

Из полученных данных видно, что для второй группы учеба менее важна в жизни, но они считают, что реализация жизненных планов зависит от собственной инициативы и настойчивости («непатриоты» 32,9%, тогда как «патриоты» 50%). С учетом этого должны трактоваться высокие значения показателя «быть независимым, свободным» у «непатриотов» (39,2%) и относительно низкие у «патриотов (27,4%).

В рейтинге ценностей на верхних строках у студентов всех подгрупп представлены позиции «иметь хорошую семью, детей, «любить и быть любимым», «быть здоровым», «иметь друзей». Но если снова провести сравнительный анализ между группами «патриоты» и «непатриоты», здесь видно, что вторые реже отмечали вариант ответа, говорящий об их состоянии влюбленности (45,9%), менее отметили вариант ответа, говорящий о любви к ним (43,2%), «любить и быть любимым» для них менее важно (47,3%). И только 42,5% «непатриотов», судя по ответам, поддерживают со всеми дружеские отношения (в отличие от 60,07% «патриотов»). Вариант «кругом враги» отметила только группа первокурсников «непатриотов» 4,1%.

Что касается молодежи второй подгруппы, обращающих внимание на национальность окружающих  («да в любом случае» и «обращаю, если чем-то не симпатичны») и не обращающих на национальность внимания, то у них отмечено почти одинаковое количество ответов на вопросы, представленные в анкете. Но если провести гендерный анализ по нескольким вопросам, можно сказать что разница очень существенна. Именно у юношей второй и, что интересно, третьей групп низкие проценты положительных ответов на вопросы о потребности в дружбе и состоянии влюбленности (средний показатель состояния влюбленности у юношей 36,4%, тогда как 55,9% девушек ответили утвердительно на данный вопрос). Здесь менее влюблены 51,2%  юношей, «обычно обращающих внимание на национальность окружающих», а более оптимистичны в этом вопросе девушки, «обращающие внимание на внешность окружающих людей» (59,3%). Менее влюблены и юноши «непатриоты» (35,3%), а также затрудняющиеся ответить на данный вопрос (29,2%), юноши с двойной национальной самоидентификацией (29,2%) и  «граждане мира» (33,8%). А вот самыми дружелюбными и коммуникабельными оказалась молодежь с неустойчивой (двойной) национальной идентичностью.

По результатам опроса 74,4% первокурсников-патриотов подтверждают свою религиозную идентичность. Процент тех, кто имеет четко обозначенную негативную позицию велик в группе «непатриотов» и составляет 28,4%, а также у студентов с неопределенной национальной идентичностью (61,9%). Разница между ответами «патриотов» и «непатриотов» слишком велика и по отношению к труду как тому инструменту, благодаря которому можно достичь высокого положения в обществе: около 36,5%. «непатриотов» отрицают данное утверждение и практически в два раза меньше чем «патриоты» согласны с данным утверждением.

Студенты убеждены, что реализация их жизненных планов зависит от того «насколько хорошими профессионалами они станут» и «от собственной инициативы и настойчивости». При этом «непатриоты» меньше других групп надеются на свой профессионализм (63,0%).

В рейтинге ответов можно заметить, что «непатриоты» меньше боятся одиночества, чем «патриоты» и «затрудняющиеся ответить» (39,2% против 53,1% и 55,9%), так как их более волнуют материальные проблемы (свои и своей семьи). Угрозы войны опасаются «патриоты» в два раза больше, чем «непатриоты»(35,8% против 27,0%), и в два раза больше их волнует проблема межнациональных конфликтов в России (8,6% против 4,1%). «Непатриотов» меньше заботят и проблемы террористических актов (16,2% против 17,4%), но больше всех - проблемы сексуального насилия, нападения бандитов, наркомании.

Разница в ответах видна и у молодежи с диффузной этнической идентичностью: молодежь, отметившая варианты ответов «затрудняюсь ответить», - 22,9% всех опрошенных и «ощущаю свою принадлежность к нескольким национальностям» - 16,2%. В основном студенты данной группы либо придерживаются средних процентных показателей по количеству ответов, либо на сколько это возможно «затрудняются ответить» или «не знают» ответа и на другие вопросы. Это касается и национально-патриотических установок первокурсников данной группы. Но у нее есть и свои особенности. Так, «неопределившиеся» в вопросе о патриотизме в рейтинге ответов заняли первые позиции, отметив следующие варианты ответов: для хорошей жизни важнее «сделать карьеру» (40,6% ), «иметь друзей» (55,1%), «иметь влиятельных знакомых» (6,4%). 19,1% займутся собственным бизнесом, надеются на политику государства - 7,4%. Их характеризует страх потери близких (51,6%), одиночества (55,9%), предательства друзей (40,9%). Можно предположить о том, что эта группа обладает повышенной тревожностью и недоверием к людям.

Респондентов с двойной идентичностью отличает уверенность в том, что они могут прожить без помощи родителей при реализации жизненных планов (84,5%). 37,5% из них боятся ухудшения материального положения (своего, своей семьи). 12,4% считают, что для достижения «хорошей жизни» нужно «иметь власть», чувствовать себя защищенным, в безопасности (20,9%)!. Чаще отмечали вариант ответа, говорящий о влюбленности (59,4%), более поддерживают дружеские отношения (63,6%). Более надеются на Божью волю (11,6%). Чаще курят. После получения высшего образования займутся собственным бизнесом (24,8%), продолжат учебу дальше (25,6%). При реализации своих жизненных планов, надеются на политику государства(7,0%), в отличие от «граждан мира» - 3,7%; на любимого человека, поддержку родителей и собственную инициативу и настойчивость, свои способности, талант, инициативу, находчивость, предприимчивость.

Итак, в рамках проведенного исследования прослеживаются устойчивые поведенческие линии в отношении национальной идентификации у первой группы, представляющую собой молодежь, демонстрирующую целостную национальную идентичность, как устойчивую этническую идентичность. В третьей группе - молодежь с невыраженной этнической идентичностью, в равной мере представлены как те, кто ощущает свою принадлежность к определенной национальности, так и те, кто не ощущает ее, но в любом случае их линия поведения устойчива. Что касается группы, соответствующей второму типу - молодежь с диффузной этнической идентичностью, то спутанность идентичности относящихся к ней и неосознанность ими своей траектории поведения и отношения к национальным вопросам обуславливают существенный разброс в полученных результатах. Эта группа вследствие не сформировавшихся у нее четких убеждений наиболее подвержена воздействию внешних факторов регуляции поведения, способных объяснить им необходимое поведение и повлечь их за собой. Велика опасность вовлечения этой части молодежи в национальные конфликты на почве «русского вопроса».

 

 

Заключение

 

Исследования проблем национальной идентификации молодых русских, особенно актуальные в условиях перехода от идеологический и воспитательной модели, в основе которой стояли представления о двух сверхдержавах (СССР и США), интернационализме как важнейшей черты мировоззрения советского человека, патриотизме как советском патриотизме, где национальная составляющая играла подчиненную роль, к модели, где представление о России, ее современном месте в мире строится во многом на самоидентификации русских, - такие исследования в последние годы активизировались, но тем не менее многие вопросы оказались пока разработанными лишь в первом приближении. Существенно и то, что определенная часть исследователей ориентирована на националистические представления об особой избранности русского народа. Немаловажно и то, что исследования по национальному вопросу зачастую приобретают политический характер, используются как аргумент в идейном противостоянии партий и партийных групп, общественно-политиче­ских движений.

Мы в данном исследовании стремились реализовать исследовательские задачи вне связи с какими-то внешними для науки обстоятельствами или влияниями. Мы предположили, что особенностями национальной идентификации молодых русских являются три основные черты: 1) ее слабая связь с этнической принадлежностью; 2) размытость представлений о территориальных границах (за пределами «малой родины»), символах и святынях, значимых для национальной идентификации русских; 3) отсутствие дифференциации «русского» и «российского» в историческом сознании, социальных и культурных практиках. Национальная идентификация молодых русских не содержит значительного потенциала для деления на «своих» и «чужих» в масштабах российского общества, однако особенности национальной идентификации способны порождать ситуативно всплески националистических настроений и действий. Наша гипотеза по итогам теоретического и эмпирического исследования может считаться подтвержденной.

Собранный материал позволил нам сделать следующие основные выводы:

1. Национальная идентификация - процесс сложный и противоречивый в условиях многонационального государства, и национальная идентичность приобретается в процессе освоения многообразных социальных и культурных практик, общения в семье, школе, с друзьями и т. д., а также в результате целенаправленных действий социальных институтов, наделенных воспитательной функцией. В результате этого многостороннего и многоаспектного воздействия у человека возникает осознание принадлежности к определенной этнической общности, определенной нации, что становится одним из проявлений социальной природы человека, ибо идентичность включена в число важнейших механизмов личностного освоения социальной действительности, лежащих в основе формирования системы личностных смыслов.

2. Национальная идентичность формируется преимущественно в возрасте 11-20 лет, что совпадает с активностью таких институтов социализации, как семья (на раннем этапе), школа, вуз. Здесь формируется тезаурусный инструмент различения «своих» и «чужих» по национальному признаку, который несуществен в ситуации нормального межэтнического возаимодействия и межкультурной коммуникации, но может стать значимым при наличии ситуаций межнациональной неприязни, конфликтов на национальной почве, социальных практик исключения по национальному признаку.

3. Национальная идентификация развивается в молодежной среде неравномерно, в том числе и потому, что становление всей совокупности идентичностей молодого человека с обществом, социальным окружением накладывается на возрастные кризисы, переход от первичной социализации ко вторичной с последующими этапами ресоциализации.

4. В российских условиях национальная идентификация с русским народом происходит частично без признания в качестве определяющего «фактора крови». Разграничение на «русских» и «не русских» не осуществляется в среде молодых русских по этническому признаку, основанием для дифференциации служит самоидентификация личности (самоощущение, самочувствие в аспекте национальных отношений). Решающими являются и прочно заложенные в русском менталитете культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений.

5. Основными группами молодежи, которые могут стать инициаторами национальных конфликтов на почве «русского вопроса», являются юноши и девушки со спутанной национальной идентичностью. Эта группа вследствие не сформировавшихся у нее четких убеждений наиболее подвержена воздействию внешних факторов регуляции поведения.

Исследование проблем национальной идентификации молодых русских необходимо продолжать, наблюдая и изучая этот процесс в контексте быстро изменяющейся действительности. Существенным следует признать рост национальной идентичности в среде русской молодежи, из чего могут ожидаться разные по характеру и направленности следствия и в политическом, и в социокультурном аспектах.

 



[1] Ачкасов В. А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора // Журнал социологии и социальной антропологии. - 1999. - Т. 2, вып. 1. - С. 45.

http://newlibrary.ru/read/achkasov_v_a_/page0/yetnicheskaja_identichnost_v_situacijah_obshestvennogo_vybora.html

[2] Луков Вал. А., Миневич Я. В. Будущие политики: Социализация студентов, ориентированных на профессиональную политическую деятельность. - М.: Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2005. - С. 114.

[3] См.: Первокурсник Московского гуманитарного университета: год 2006: Отчет по материалам социологического исследования Мониторинг (этап 2006). - М., 2006. - С. 11-13.

[4] Моисеева Н. А., Соровикова В. И. Менталитет и национальный характер // Социол. исследования. - 2003. - №2. - С. 45-55.

[5] См: Сикевич З. В. Национальное самосознание русских: (Социол. очерк). - М.: Механик, 1996.

[6] Кольцова В. А., Соснин В. А. Социально-психологические проблемы патриотизма и особенности его воспитания в современном российском обществе // Психологический журнал. - 2005. - Т. 26, №4. - С. 89-97.

[7] См: Чупров В. И., Савва М. В. Этнический статус в молодежной среде /Ин-т молодежи; Рос. академия наук, Ин-т соц.-полит. исслед. - М., 1992.

[8] Исследование «Историческая память» проведено в июне 2001 г. Социологическим центром РАГС. Опрошены 2401 человек по общероссийской репрезентативной выборке. См.: http://www.rags.ru/s_center/istoriya/analiz.shtm

[9] Данные общероссийского опроса, проведенного ИСПИ РАН в 2001 году, проект «Российская идентичность и национальное самосознание» // http://www.ispr.ru/SOCOPROS/socopros200.html.

[10] См. Первокурсник Московского гуманитарного университета: год 2006. Отчет по материалам социологического исследования (этап 2006). - М., 2006. - С. 6-11.

[11] См.: Сикевич З. И. Социология и психология национальных отношений. - СПб: Изд-во В. А. Михайлова, 1999.

[12] См.: Первокурсник Московского гуманитарного университета: год 2006 . - С. 19-20.

[13] Эриксон Э. Указ. соч. - С. 143.

[14] Там же.

[15] См.: Шереги Ф. Э. Социология девиации: Прикладные исследования. - М.: Центр социальн. прогнозирования, 2004.

[16] Первокурсник Московского гуманитарного университета: год 2004: Итоги междисциплинарного исследования. - М., 2005. - Ч. 1.- С. 91-93.

[17] Там же. - С. 36-37.