Вышеславцев Борис Петрович

 

Вышеславцев Борис Петрович (1877-1954), религиозный философ, профессор Московского университета (1917-1922).

В 1899 окончил юридический факультет Московского университета, продолжил образование в Марбурге у П.Наторпа и Г.Когена.

С 1906 г. читал после Новгородцева курс истории политических учений, преподавал в московском Коммерческом институте и Народном университете им. А. Л. Шанявского; к этому же периоду относятся первые сочинения Вышеславцева, написанные не без влияния учения об «общественном идеале» Новгородцева: «Несколько слов о миросозерцании Чичерина» (1906) и «Обоснование социализма у Фихте» (1908).

В 1902 г. вошел в кружок П. И. Новгородцева. После сдачи магистерских экзаменов был направлен на 2-годичную стажировку в Германию и продолжал образование в Марбурге у П. Наторпа и Г. Когена.

В 1914 защитил магистерскую диссертацию «Этика Фихте. Основы права и нравственности в системе трансцендентальной философии» - Наиболее крупная работа философа до эмиграции.

С 1917 - профессор философии права Московского университета.

В 1922 был выслан из России. Преподавал в основанной Н. А. Бердяевым Религиозно-философской академии в Берлине, в Богословском институте в Париже, работал редактором в издательстве ИМКА-Пресс.

С 1925 - один из редакторов религиозно-философского журнала "Путь".

В 1950-е годы сотрудничал с Национально-трудовым союзом (НТС). Основные произведения Вышеславцева эмигрантского периода: Этика преображенного Эроса. Проблемы Закона и Благодати, 1931; Кризис индустриальной культуры, 1953; Вечное в русской философии, 1955).
Умер Вышеславцев в Женеве 5 октября 1954.

Уже в своей книге о Фихте, положительно характеризуя принципы трансцендентального идеализма, Вышеславцев особо подчеркивал "иррациональные" элементы в фихтеанстве и значение интуиции в познании. "Тема метафизики - вся таинственная беспредельность, развертывающаяся в интуиции". Интуиция оказывается своего рода "прорывом" к абсолютному, которое "не дано в понятиях". Этот интерес к иррациональному в бытии и познании получил развитие в последующем творчестве Вышеславцева. Во второй систематической своей работе "Этика преображенного эроса", посвященной преимущественно проблемам этики и антропологии, Вышеславцев возвращается к философским темам, затронутым в книге о Фихте. Здесь он еще резче и сильнее говорит, что "мы окружены непознаваемым и недоказуемым", что "очевидность иррациональной глубины бытия смотрит на нас отовсюду". "Человек всегда во всех суждениях, действиях и чувствованиях имеет в виду Абсолютное". "Это Абсолютное, будучи иррациональным, лежит в основе рационального как его основание"... Поэтому "иррациональный Абсолют отнюдь не есть крушение разума, отрицание разума - напротив, к нему приводит сам разум" "отрицание же, игнорирование иррационального - противоразумно: такой рационализм есть незнание границ разума и потому самонадеянная ограниченность". "Наличие окружающей нас тайны Абсолютного, - еще раз утверждает Вышеславцев, - очевидно и несомненно". Абсолютное - есть "бытие третьего измерения". Вслед за Хайдегером Вышеславцев устанавливает "абсолютную существенность трансцендирования" - в силу чего и невозможно остаться в пределах чистого имманентизма".

В "Опыте построения нравственной метафизики" Вышеславцев обращался к психоаналитическим теориям Фрейда и Юнга. Традиция нормативной этики ("этики закона"), считал он, оказалась подорванной в самих своих основах благодаря учению о "бессознательном". Кантианский долг апеллирует исключительно к разуму и совершенно игнорирует иррациональное, бессознательное начало в человеческой душе. Основой "новой", творческой этики, по Вышеславцеву, должна стать "преображающая сила воображения". Психоаналитическая "сублимация", в его трактовке, фиксирует ту же динамику психической жизни, которая в христианской мистике выступает как процесс духовного преображения и "обожения" личности. Новая этика, "преодолевающая морализм", соединяет эти две традиции и оказывается способной "преображать и сублимировать". Иррациональное (эротическое) и рациональное в человеке образуют единую основу его этической позиции и нравственных действий. Принципиальным же недостатком психоаналитического понимания "сублимации" является, согласно Вышеславцеву, отсутствие в теории Фрейда метафизической "вертикали": нет Абсолюта, нет богочеловеческого процесса и, соответственно, нет высшей (возвышающей) цели для сублимации, которая в "плоскостно"- позитивистском варианте оказывается либо хаотически-витальным актом, либо обретает вполне "технологический" смысл в системе психоаналитической практики. К философам, которые отстаивали метафизический смысл "бессознательного" и, одновременно, признавали человеческую свободу (свободу "произвола", "абсолютного выбора"), Вышеславцев в первую очередь относил Н. Гартмана. Для самого Вышеславцева обращение к бессознательному - это движение к Абсолюту, к "очевидности иррациональной глубины бытия". Без такой "возвышающей" цели человек оказывается "закованным в самом себе", "пойманным в заколдованном кругу самосознания". В конечном счете, согласно Вышеславцеву, сама человеческая свобода раскрывается в отношении к Абсолюту и есть не что иное, как "свободная зависимость".

 

Основные труды: Этика Фихте. Основы права и нравственности в системе трансцендентальной философии (1914); Сердце в христианской и индийской мистике (1929); Этика преображенного Эроса. Проблемы Закона и Благодати (1931); Философская нищета марксизма (1952); Кризис индустриальной культуры. Марксизм. Неосоциализм. Неолиберализм (1953); Вечное в русской философии (1955, посмертное издание).

 

Подготовила О. О. Намлинская по материалам сайтов:

http://ru.wikipedia.org/

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/3609/ВЫШЕСЛАВЦЕВ

http://drevo-info.ru/articles/7419.html

http://www.hrono.ru/biograf/bio_we/vysheslavcev.html