О. Родионов: О роли человеческого потенциала в мире, СССР и России

 

 

 

 

В начале ХХI века роль человеческого потенциала (как совокупности материальных, интеллектуальных и духовных возможностей человека) радикально изменилась. При оценке национального богатства страны он стал играть не просто значительную, но даже ведущую роль. Этот тезис неоднократно развивал в своих выступлениях Первый заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Медведев, подчеркивая, что реализация приоритетных национальных проектов в конечном счете направлена на развитие человеческого потенциала в России.
Он приводил следующий пример: среди основных составляющих национального богатства развитых стран - человеческого потенциала, природного капитала и производственного капитала - человеческий потенциал (интеллектуальный, культурный и духовный), по ряду оценок превышает 75%. В России же этот потенциал не достигает 50%, а по некоторым оценкам и 25%!

Эта очевидно обозначенная тенденция в мировом развитии требует не просто осмысления, но и глубокого анализа. Уж очень масштабный и устойчивый характер она приобрела в первой четверти ХХI века. Безусловно ясно, что именно за счет прироста человеческого капитала в его различных формах обеспечивается основной прирост ВВП развитых стран. При этом, повторю, доля творческого потенциала резко растет. Доля же экстенсивных факторов постоянно и стремительно снижается, приближаясь к нулю. Таким образом, основной резерв и локомотив развития сосредоточен именно в человеке, развитии его способностей, их более полной реализации.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что к концу ХХ века в ведущих государствах стало общепризнанной нормой признание того, что главная политико-идеологическая задача общества и государства на нынешнем этапе глобализации, и основная цель их деятельности стал Человек, всемерное развитие его материальных, интеллектуальных и духовных возможностей. Эта норма вошла в программы всех партий, стала политическим принципом практически любого политического или общественного деятеля. Приоритет личности, человека стал иногда выражаться даже в гипертрофированном виде - абсолютизации прав и свобод человека. Именно человек, а не государство, общество или духовная субстанция стал главной политической категорией, к которой апеллируют все политические силы. Более того, Человек, как экономическая ценность (особенно если он обладает высоким уровнем профессиональной подготовки) стал самостоятельной политической и экономической ценностью в развитых странах.

Из этого же вытекает, по меньшей мере, два социальных последствия: во-первых, развитие способностей и свобода личности ведет к безграничной (а, нередко, безнравственной) вседозволенности, а, во-вторых, стремительному развитию институтов самоорганизации таких личностей, получивших название "институтов гражданского общества". Да и само государство стало стремительно превращаться в крупнейший институт гражданского общества - своего рода общественную корпорацию по развитию потенциала человеческой личности.

Ускоренное по Медведеву (опережающее по Путину) развитие человеческого потенциала, социального капитала общества в целом, стало де-факто не только приоритетом социально-экономического развития, но и, в конечном счете, главной политико-идеологической задачей, стоящей перед развитой нацией. Это объективная реальность, которую восприняли во всех развитых странах. Не может быть исключением и Россия, которая, если она не хочет выпасть из общемировых процессов развития, должна вписаться в эту генеральную тенденцию.

Возвращаясь к недавней истории. Следует напомнить, что крупнейшая катастрофа ХХ века - развал СССР - стало следствием неспособности власти, а в целом - элиты - обеспечить достойные условия развития человека в стране: социально-экономические, культурно-духовные, информационные.

Сегодня этот вызов стоит и перед российской элитой, ее правящим классом. У нас есть 10, может быть 15 лет для того, чтобы доказать как право нации на существование, так и государства на суверенитет. Временной отрезок минимален и пройти его можно, во-первых, только ускоренными темпами, а, во-вторых, ясно понимая, что это самая приоритетная цель. Более важная, чем другие, включая, например, такие, как макроэкономическая стабильность, профицит бюджета и золотовалютные запасы. Не зря ведь некоторые развитые страны сознательно идут на дефицитный бюджет в угоду социальным приоритетам. И в этом, пожалуй, главная проблема современной российской идеологии. Необходимо не просто понять сегодняшнюю роль человеческого потенциала, но и внести серьезные коррективы в государственную - прежде всего финансовую и экономическую - политику.

Следует отметить, что в советское время научные кадры использовались в передовых отраслях, но не оказывали решающего воздействия на конечное потребление, т.е. их инновационный эффект был минимален. Нередко они находили себе место на предприятиях, не пытавшихся обновлять технологии и ассортимент готовой продукции. Поэтому разрыв в эффективности использования высокообразованных специалистов оказывался еще более значительным, чем в их численности.

Эта проблема еще больше усугубилась в современной России, где уровень инновационной активности снизился даже по сравнению с советским. Доля России в экспорте наукоемкой продукции в мире - 0,3%, при том, что ВВП - 2,6% от мирового. Это означает, что более чем скромный экономический вклад России в мировую экономику, значительно превосходит вклад России в экономику мировых знаний. Его можно назвать просто ничтожным. И этот показатель, а не доля в мировом ВВП, сегодня является главным.

Основной причиной краха советской экономики стала ее неспособность в полной мере создавать и использовать интеллектуальный капитал - важнейший ресурс постиндустриального типа хозяйства. Этот вывод, к сожалению, полностью совпадает с характеристикой экономики современной России, а значит ожидаемый результат будет неизбежно таким же, если ситуация радикально не изменится. Сегодняшняя российская экономика (за исключением немногих примеров) также не ориентирована на создание интеллектуального капитала и внедрение инноваций, как и советская.

Качество человеческого потенциал во многом определяется высшим образованием, которое дает не только профессиональные знания, но и является способом социализации молодых граждан, своего рода социальным методом. Таким образом, ВУЗы - это инкубаторы человеческих личностей, задачей которых является воспроизводство человеческого потенциала. Что, кстати, является и выгодным для экономики. По некоторым оценкам прибыль в этой отрасли превышает все остальные.

Примечательно и другое. Известно, что по специальности, полученной в ВУЗе, в процессе жизнедеятельности работает все меньшее количество людей. К 40 годам, по некоторым оценкам, не более 10-15%. Это означает, что остальные 85-90% граждан должны были пройти переподготовку самостоятельно - либо в вузе, либо на каких-то курсах. На практике, однако, оказывается, что такая переподготовка, как правило, проводилась самостоятельно, что, естественно, не могло не сказаться на ее качестве.

Наконец, экономика знаний породила еще один феномен - все большее число граждан, занятых, прежде всего в наукоемких отраслях и творческих профессиях, становятся "индивидуальными предпринимателями", либо переходят к такой форме работы, как работа по проектам. Это ведет, естественно, не только к смене работы, но часто и специальности. Это, в свою очередь, опять требует переподготовки, а нередко и создания новых профессий и специальностей.

В итоге получается, что новая экономика - экономика знаний - неизбежно ведет к радикальной трансформации общественной структуры и качества личности. Формируется, по сути, качественно новая социальная модель общественного устройства, не имеющая ничего общего с классическими предыдущими - либеральной, коммунистической, социал-демократической. Именно поэтому новая социальная модель, новая социальная система в России не должна и не будет иметь ничего общего ни со старой, советской или неолиберальной социальными системами для России. Это необходимо понимать, "конструируя" сегодня новые политические программы. По самым принципиальным вопросам: месту в производстве, отношению к собственности, роли государства, соотношению национальных и партийно-классовых интересов, отношению к истории и культуре России, ее духовному, в том числе православному наследию, формам собственности и т.д., а главное - к человеку, - новая модель будет решительно отличаться от политической практики социалистического и неолиберального мировоззрения.

В этой связи важно подчеркнуть, что значительная роль будет по-прежнему принадлежать государству. Старые, неолиберальные взгляды на отмирающее государство в действительности уже показали свою несостоятельность, хотя в политической философии наших современников по этому поводу было немного ярких признаний.

Действительно, уход неолибералов неизбежен, но также неизбежно, на мой взгляд, возрастание роли государства по мере роста экономики знаний и создания нового общества. Это вызвано, прежде всего, потребностью повышения экономического и общественного управления ресурсами в целях роста потенциала человеческой личности. Реализация возможностей человеческого потенциала через создание благоприятной среды становится главной задачей государства и общества.

Олег Родионов - генеральный директор Института развития гражданского общества и местного самоуправления.

29 августа 2007 года.
www.nasledie.ru