Евразмед

В. В. Тарасенко: Человек кликающий: фрактальные метаморфозы

 

В своё время известный философ и методолог науки Карл Поппер2 предложил для объяснения феноменов познания идею трех миров. Мир I - мир физических вещей, мир II - мир наших осознанных переживаний, мир III - мир логических содержаний, зафиксированный в виде информационных баз, книг, библиотек, способов обработки данных. С появлением работ Маршала Маклюэна, Кевина Кели, Дж. П. Барлоу, Тимоти Лири стало возможным говорить о специфике самоорганизации мира медиа, мира "кнопочной культуры" телевизора, компьютера, Интернет - явление своеобразного мира IV3, "отпочковавшегося" от миров I-III. Медиа не только выступает как средство передачи информации или взаимодействий, но и обладает собственной смыслообразующей, мирообразующей тенденцией, порождающей специфические культурные практики, для осмысления которых философам и культурологам надо искать новые языки и методы.В различных текстах4 я пытался осветить антропологические, институциональные и эпистемологические проблемы самоорганизации мира IV.Кратко подчеркну нужные для дальнейших рассуждений черты мира IV, носящие характер допущений этого текста. Прежде всего, Мир IV можно рассматривать как форму этой деятельности и согласованность в виде производства и воспроизводства стереотипов мышления, концептуальных схем, символов, смыслов, методологий. К основным чертам понятия институт5(посредством которого люди воспринимают и осмысливают чувственную деятельность), относящимся к миру IV, можно отнести интерсубъективность, нормативность, объективированность.С точки зрения интерсубъективности мир IV можно рассматривать как эволюционирующий "коллективный эффект" в человеческом сообществе - с одной стороны, он является объективным, отделенным от единичного человека, с другой стороны, он опосредует субъект познания - человек оценивает мир посредством института, а сам институт, как правило, не осознает, не оценивает. С этой точки зрения мир медиа для человека, погруженного в этот мир, - это пустота, пустое пространство. Как гласит даосская пословица, "рыба не видит воды". Но любое (пусть даже и пустое) пространство обладает метрикой, то есть обладает геометрической возможностью для взаимодействия. И эта возможность закрепляется и транслируется институтом. Нормативность подразумевает наличие явных или латентных самоподдерживающихся систем трансляции, изменения и воспроизводства норм, традиций, ценностей.Под объективированностью можно мыслить некоторую самодостаточность мира IV, который отчужден от миров I-III и не сводится к ним или к их моделированию и копированию. Мир IV устойчив: он имеет сильные механизмы самоорганизации, самовоспроизводства и саморегуляции.Для описания практик познания и текстовой деятельности в мире IV я ввел термин "Человек Кликающий", обозначающий жителя мира медиа, в противоположность "Человеку Читающему" - человеку мира библиотек (мира III).Человек Кликающий знаменует собой переход от способов понимания в культурных практиках чтения бумажного текста, последовательных повествовательных нарративов к способам понимания в культурных практиках освоения медийных взаимодействий. Переход, создающий совершенно новые возможности для функционирования текстовой культуры и требующий введения новых понятий и метафор для его описания.Одно из таких понятий я пытаюсь выстроить с помощью термина "фрактальный нарратив", которым можно обозначить способ создания повествований, концептов, познавательных культурных практик в мире IV Человеком Кликающим. Два зеркала (положительная обратная связь) как эпистемологическая метафора фрактальных нарративов
Человека Кликающего
В качестве примера-аналогии фрактальной структуры можно предложить образ видео-обратной связи. Простейшим примером видео-обратной связи служит структура, получаемая в зеркале, отображающем зеркало, стоящее напротив. Наблюдатель, помещенный между двух зеркал видит некоторую бесконечную картинку, полученную в результате отражений между зеркалами. Зеркала отображают то, чего вне этих зеркал нет: бесконечность изображающих друг друга изображений. Другим примером видео-обратной связи может быть изображение, полученное в результате наведения видеокамеры на монитор телевизора, порождающая совершенно фантастические по своей красоте картины6.Фрактальный нарратив мира IV, по аналогии с фрактальными структурами видео-обратных связей, можно рассматривать как некоторую коммуникативную макроструктуру, образованную через итерации, нажатия, щелчки, засечки Человека Кликающего между познавательными "зеркалами" - танцами с другими представителями рода "Человек Кликающий" в коммуникативном пространстве мира IV. Человек Кликающий формирует фрактальный нарратив своими перескоками. Фрактальный нарратив, перескоки формируют Человека Кликающего.Cам Человек Кликающий не имеет никакого содержания без этих перескоков и засечек. Он гуляет перескоками по миру и строит перескоками мир. В этом смысле происходит что-то подобное тому, что американский институционалист Торстейн Веблен называл кумулятивной причинностью ("cumulative causation")7, а немецкий физик-теоретик, один из основателей синергетики Герман Хакен8 - циклической причинностью. Эти понятия связаны с представлениями о положительной обратной связи, которую визуализируют описанные выше примеры видео-обратной связи. Перескоки, взаимодействия с миром - фрактальные нарративы Человека Кликающего - могут разворачиваться до бесконечности. В процессе интеракций меняется и предполагаемая цель интеракции-кликания и предполагаемая причина. Жесткое причинно-следственное описание для мира IV некорректно. Своим взаимодействием Человек Кликающий меняет мир, изменившийся мир меняет Человека Кликающего, и эти изменения опять провоцируют изменения мира. Мир IV открыт - субъекты и объекты нелокальны, легко изменяемы в своих позициях. Мир IV вовсе не должен стремиться к равновесию. Мир IV хаотичен. Мир IV постоянно порождает совершенно причудливые коммуникативные системы, фазы устойчивости которых могут сменяться структурными катастрофами. Эти положения заставляют говорить об эпистемологическом "прощании с Декартом" при создании языка описания артефактов Человека Кликающего. Эпистемология бесконечности: становление телаФилософ, в отличие от математика, побаивается бесконечности. Если "бесконечность" то почему-то "дурная". Почему? Бесконечность итераций-интеракций Человека Кликающего и мира разрушает границы - эпистемологические заборы - между причинами и следствиями, между Я и не-Я, между человеком и миром, между сознанием и телом. Когда между человеком и миром есть четкая граница, устанавливающая жесткие эпистемологические "правила игры", самое первое, что приходит на ум - это помыслить о мире нечто посредством модели мира. Создать картину мира, карту мира. И редуцировать познание мира к познанию карты. А человека выбросить. То, что тело человека тоже мир, тоже социокультурный институт познания, при таких допущениях в расчет не принимается.Формирование тела хорошо происходит в танце. Фрактальный нарратив, танцы итераций, положительных обратных связей формируют и самодостраивают мир Человека Кликающего, связанный с его телесными артефактами. Человек вообще-то телесен. Тело и мир - самоподобны, из одного можно вырастить другое, тело - это не часть мира. Телесность распространяется на точки зрения, на институциональные практики мира, на фрактальные блуждания обратных связей.Важно различать вводимые представления о хаотичности и фрактальности не только с концепциями жесткого причинно-следственного описания, но и с представлениями и концепциями случайности. Как ни странно, но хаотические структуры фрактальных нарративов, выстроенные на положительных обратных связях, не случайны, в том смысле, что не все макро-конфигурации возможны - количество возможных тел и возможных миров Человека Кликающего ограничено.В этом смысле, обезьянка, печатающая на пишущей машинке - так часто приводимая в качестве примера в книгах по теории информации и кибернетике, не является родственницей Человека Кликающего. Линки и засечки никогда не могут быть абсолютно независимыми друг от друга. Медиа-блуждания всегда самодостраивают некоторые параметры порядка, принципы подчинения - неявные "правила игры", формирующие макро-структуры. Поэтому мир Человека Кликающего - это мир хаотический, сложно упорядоченный, но не мир случайный, не мир раздробленно-шизофренический, это мир всегда целый.Человек Кликающий как макроструктура - самоорганизующаяся совокупность ссылок и линков. Медиа, изначально задуманное как отражение или проводка некоторой информации, структур, порядков - так же как зеркало, и монитор в видео-обратной связи - начинает производить сложные структуры и порядки, которые нигде, кроме как внутри этого медиа, не самодостраиваются.Важно и то, что для выстраивания макро-уровня мира Человеку Кликающему вовсе не нужно этот уровень осознавать и ведать. В этом смысле фрактальный нарратив это некоторая "ручная поделка" - ремесло, артефакт телесности, или по выражению К.Леви-Стросса "бриколяж"9 Человека Кликающего. Человек Кликающей создает фрактальными нарративами не модель мира (у него нет заборов, а есть танцы обратных связей), а сам мир - через бесконечные итерации - сразу, целым, во всём его многообразии. И этим самым он познает мир непосредственно собственным телом. Познавать - значит создавать.Познавательные телесные практики Человека Кликающего в этом смысле могут нести компенсаторные функции, связанные с поразительной бедностью телесных практик в европейской культуре миров I-III. Возможности человеческого тела расширяются. И даже не в том смысле, что у Человека вырастет какой-то новый палец для лучшего нажатия на мышку, а в том, что некоторые "само собой разумеющиеся" вещи в культурных практиках незаметно становятся другими. Новые телесные артефакты меняют институциональный статус мира и способы оценки фактов человека в этом мире. Тело начинает познавать мир по-другому.Телесные познавательные практики потому и телесны, что проходят мимо языка - язык "сваливается" с категорий. Категории в языке есть, а способа их введения - нет. А как они тогда прошли? Какой "контрабандой"? Через тело, через "бриколяжи".Яркий пример такой "контрабанды" (правда, не у Человека Кликающего, а у Человека Читающего) - евклидова гладкая линия. Или точка. Нет у них точных определений в языке. Определения в лучшем случае остенсивны. Визуально отсылающие к непосредственной очевидной данности. Очевидность той или иной визуальность - социокультурный артефакт телесности.Новые телесные артефакты, новые "бриколяжи" могут лишать статуса очевидности "само собой разумеющуюся" линию, создавая новые миры. Например, фрактальные. И бум в Интернете, связанный с моделированием фрактальных множеств, может быть объясним с этой точки зрения. Человек устал от гладкой линии. От ее примитивных телесно-визуальных практик. Для описания сложного, бурлящего мира нужны такие же миры-артефакты - бесконечные, сложно организованные, нелокальные.Категории, артефакты описания входят не через знаки и символы языка, а через культурные телесные практики. Сначала задается "затравка" - некоторое начальное (пусть даже ошибочное и потом снятое понятие, интуиция, определения), а потом начинается танец, мистерия, итерации, фрактальный нарратив - телесное блуждание с "выпадением" в язык очень часто точно не определяемых терминов и понятий. Шаман, бьющий в бубен - вот аналог Человека Кликающего. Он строит мир, он проводит через себя сноски, но он целен в своем хаосе, он телесен, он конструктивен и концептуален - после него остаются категории, остается рожденный им мир.На телесно заданных категориях, как на точках роста, происходит рождение и освоение мира и поиск новых терминов и понятий.Когерентность концептуализации категории фрактала и развитие методов нелинейных практик познания, визуализации, сопровождаемое изменением эстетических категорий и приоритетов, созданием концептов постмодернизма - тема, заслуживающая отдельного пристального исследования.Человек Кликающий отличается от Человека Читающего даже не тем, что у него меньше текстов - текст пока не собирается сдавать свои позиции, а тем, что у него беднее языки. Но зато богаче телесные практики, способы создания и ощущения мира.И это делает его мир сложнее и интереснее одновременно.Автор благодарен М.М. Кузнецову и Т.Б. Романовской за ценное общение по поводу идей этой статьи.Тарасенко Владислав Валерьевич, 119842, г. Москва, ул. Волхонка, 14, № 413, Институт философии РАН, http://hdirussia.ru/"mailto:fractal@iph.ras.ru", телефон (095) 203 4336, факс 200 3250


1. Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Грант 98-06-80282.2. См., например: Karl Popper. Objektive Erkentniss. 1973. Hamburg.3. Блестящий анализ понятия "мир", можно встретить у В.В Бибихина в книге "Мир", сходное с холистическими интуициями мира IV: "Мир есть целое, единство всего - просто всё взятое в целое без исключения. Мир как единство целого невидим, мы всё в нем видим, а его нет."4. Тарасенко В.В. Фракталы и измерение хаоса.// В сб. Информация и самоорганизация. М.: 1996. Изд-во РАГС.Тарасенко В.В. Самоорганизация фрактального способа освоения коммуникаций сложного мира и образование.// В кн. Синергетика и образование. М.: Издательство "Гнозис", 1997. с.47.Тарасенко В.В. Человек Кликающий (Глобальная компьютерная сеть как философская проблема). // Журнал "Планета ИНТЕРНЕТ" №4(6) 1997 с.62.В.И. Аршинов, Ю.А.Данилов, В.В.Тарасенко. Методология сетевого мышления: феномен самоорганизации // Онтология и эпистемология синергетики. М., ИФРАН, 1997. с.101-119. Электронная версия находитмя на странице Московского международного синергетического форума: www.iph.ras.ru/~mifs.В.В.Тарасенко Вариации на темы Маршалла Маклуэна, Тимоти Лири и Бенуа Мандельброта http://www.zhurnal.ru/nepogoda/variacii.htm. В.В.Тарасенко. Парадигмы управления в информационно-коммуникативной культуре // В кн. Синергетика и социальное управление. Издательство РАГС, М., 1998.5. Термин "институт" используется как развитие идей американского философа и экономиста Т. Веблена (1857-1929). См., в частности: Veblen Thornstein The Place of Science in Modern Civilization and Other Essays NY, Huebsch, 1991.6. Подробнее о видео-обратных связях можно прочитать в книге Пейтгена, Юргенса и Заупе (H-O Peitgen, H. Juergens, D. Saupe Chaos and Fractals. New Frontiers of Science. Springer-Verlag, 1992 p.19), а на русском языке - есть интересная заметка в Интернете: http://www.zhurnal.ru/gallery/shohdy/index.htm. 7. С помощью представлений о кумулятивной причинности Веблен пытался оценить процессы, происходящие в науке: "... современная наука всё больше становится теорией процесса последовательных изменений, понимаемых как изменения самоподдерживающиеся, саморазвивающиеся и не имеющие кончной цели" (Veblen Thornstein. The Place of Science in Modern Civilization and Other Essays NY, Huebsch, 1991. P.31).8. Haken H. Principles of Brain Functioning. A SynergeticApproach to Brain Activity, Behavior and Cognition.in, Springer, 1996.9. Le bricolage (фр) - поделка.