Этико-нормативные направляющие гуманитарной экспертизы

Р. Г. Апресян

Институт философии РАН,

доктор философских наук, профессор


 

В нашей текущей литературе, касающейся проблем гуманитарной и этической экспертизы, была высказана заслуживающая внимания точка зрения. Я имею в виду статью Б. Г. Юдина «От этической экспертизы к экспертизе гуманитарной», опубликованную в № 4 журнала «Знание. Понимание. Умение» за 2005 (cм. http://www.zpu-journal.ru/gumtech/expert_exam/articles/2007/yudin/). Я согласен с предложенным пониманием гуманитарной экспертизы как процедуры выработки «взвешенной оценки воздействия разного рода новшеств... на состояние человеческого потенциала страны», в первую очередь для определения «деструктивных для человеческого потенциала тенденций» этих новшеств. Предмет гуманитарной экспертизы можно расширить и уточнить, заменив слово «новшества» словами «проекты и деятельность» (подразумевая под последним также политики и действия). Со словом «гуманитарный» здесь возникают некоторые лексические неудобства, если принимать во внимание сложившееся словоупотребление. Словом «гуманитарный» в русском языке традиционно ассоциируется с «гуманитарными науками». Вместе с тем, под влиянием международной лексики, в частности, употребляемой в международных правовых документах, все шире проникает в обычную речь и другое значение этого слова, связанное со всем тем, что имеет отношение к человеку. При этом в отличие от слова «гуманистический» слово «гуманитарный» в этом другом значении ценностно нейтрально.

Наряду с гуманитарной экспертизой и из нее Б. Г. Юдин выделяет этическую экспертизу. Насколько можно судить, она также направлена на оценку проектов и деятельности на предмет угрозы человеческому потенциалу. Однако она производится особым образом. Главное в ней то, что она институционализирована в форме этических комитетов; в эти комитеты входят наряду со специалистами в данной области гуманитарии и неспециалисты, а также представители тех, кого осуществляемые проекты могут негативно затронуть, шире говоря, заинтересованные лица. Б. Г. Юдин предметно связывает этическую экспертизу с проектами, связанными с исследованиями на людях. Однако, скорее всего, эта характеристика не является специфицирующей и упоминается им лишь потому, что исторически этические комитеты возникают для решения проблем, связанных с биомедицинскими исследованиями.

С предложенным пониманием этической экспертизы как операционально специфической разновидности гуманитарной экспертизы я не согласен. Полагаю, что этический характер экспертизы характеризуется также определенно, как гуманитарная экспертиза.

Со словом «этический» здесь также возникают неудобства, обусловленные тем, что в строгом смысле это слово обозначает в современном русском языке философскую дисциплину, предметом которой является мораль, а в более широком смысле рационализированную область самой морали. Однако слово «этика» употребляется еще и в определенном смысле, а именно совокупность принятых норм (принципов, правил). Так, мы говорим о профессиональных или предметно-деятельностно определенных этиках. Некоторые из них существуют на уровне договоренностей «по умолчанию», «по сложившейся практике» и т. д. и более близки этосу. Другие рационально вербализованы (например, во внятных публичных дискурсах), а то и институционализированы в виде кодексов или деклараций. 

Этическая экспертиза это оценка проектов и деятельностей на предмет их соответствия принятым этическим принципам. Биоэтика наиболее разработанная в нормативно-этическом смысле область. Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации или Всеобщая Декларация ЮНЕСКО о биоэтике и правах человека предоставляют развернутый набор принципов, которые могут быть использованы в качестве критериев в гуманитарной экспертизе. Нюрнбергский кодекс так же предоставляет набор критериев для оценки проектов, включающих эксперименты и исследования на людях. 

В силу того, что далеко не все виды деятельности, потенциально подлежащие гуманитарной экспертизе, этически отрефлексированы и тем более не по всем из них этическая рефлексия доведена до нормативно-этически проработанного уровня, этическая экспертиза не везде возможна. В крайнем случае, при отсутствии определенных нормативно-этических критериев экспертиза допустима при временных договоренностях относительно критериев оценки, и в качестве таковых могут использоваться по аналогии нормы, выработанные по отношению к другим областям практики.